е т е р б у р г с к и е а д р е с а
притворяться, что они об этом и
НС
подозревают.
.. Здесь, - в салонах,
разумеется, - беспечность, равно-
душ ие и косность умов феноме-
нальны. М ож но сказать, что эти
люди так же способны судить о со-
бы тиях, готовящ ихся потрясти
мир, как мухи на борту трехпалуб-
ного корабля могут судить об его
качке.
..*13. Но более всего удруча-
ло Тютчева не легкомыслие и без-
думность в свете, а бездарность и
безответственность тех, от кого за-
висело политическое и военное
положение страны. Это постоянная
тема его бесед с дочерью Анной,
которая была лю бимой ф рейли-
ной императрицы, - впоследствии
автор книги «При дворе двух им-
ператоров*, и в письмах жене. С о -
бытия на рубеже 50-х годов - кри-
зис из-за проливов, «восточный
вопрос», спровоцировавший воен-
ный конфликт - Кры мскую вой-
ну, в которой Россия потерпела
поражение, очень эмоционально
переживались Тютчевым. Извест-
но, что родные пытались как мож-
но дольше не сообщать ему о паде-
нии Севастополя, опасаясь, что его
сердце не выдержит этого удара.
Уже после смерти Н иколая I, в
сентябре 1855 года, в одном из пи-
сем жене: «Для того, чтобы создать
такое безвыходное полож ение,
нужна была чудовищная тупость
этого злосчастного человека, кото-
рый в течение своего тридцатилет-
него царствования, находясь посто-
янно в самых выгодных условиях,
ничем не воспользовался и все
упустил, ум удривш ись завязать
борьбу при самых невозможных
обстоятельствах. Если бы кто-ни-
будь, желая войти в дом, сначала
заделал бы двери и окна, а затем
стал пробивать стену головой, он
поступил бы не более безрассудно,
чем это сделал два года тому назад
незабвенный покойник*". В сти-
хотворении в связи со смертью
Николая I он написал еще резче:
Н е Богу т ы служил и не России,
Служ ил лишь су е те своей,
И все дела твои, и добрые и злые, -
Все было лож ь в тебе,
все призраки п усты е:
Ты был не царь, а лицедей.
В первые же месяцы прихода к
власти нового самодержца Тютчев
назвал политическую погоду в
стране о т т е п е л ь ю 13. П околение
современных читателей связывает
38
это понятие в политической ж из-
ни страны с другим ее этапом и с
именем И. Эренбурга. Н о нет со-
мнений, зная образованность пос-
леднего, что тот воспользовался
некоторой исторической аналоги-
ей. Возникают мысли о далеко пос-
летютчевском времени, когда чи-
таешь, что он пишет из Петербурга
дочери, жене, друзьям. Позволю
себе привести несколько выдержек
из писем человека, который был
убежденным монархистом, нена-
видевшим революцию и не допус-
кавшим ее возможность в России.
В стихотворении «Море и Утес*
1848 года он противопоставляет
бурному морю, сотрясаемой рево-
лю циям и
Европе незы блемы й
Утес - Россию.
«Тиш ина, господствую щ ая в
стране, ничуть меня не успокаива-
ет: но не потому, чтобы я считал ее
неискренней, а потому, что она ос-
нована на очевидном недоразуме-
нии, на безграничном доверии на-
рода к власти, на его вере в ее к нему
доброжелательность и благонаме-
ренность. Когда же приходится ви-
деть то, что делается, или, вернее,
не делается здесь (а в «коридоры
власти», как известно, Тютчев был
допущен! - И . В.) - всю эту слабость
и непоследовательность, эту вопи-
ющую недостаточность мер ввиду
абсолютно реальных затруднений,
- невозможно при такой явной не-
радивости правительства, столь
противоречащей данному положе-
нию, невозможно, говорю я, не под-
даться самым серьезным опасени-
ям. Ибо не только никто не знает
здесь, что происходит в комитетах
и до чего доведена начатая работа,
но никто, как будто, и не интересу-
ется этим.
.. однако очевидно, что ни
к одной реформе еще не приступ-
лено всерьез и все вопросы постав-
лены, как status quo*16.
Примерно в это же время он
пишет А. И. Блудовой: «В истории
человеческих обществ существует
роковой закон, который почти ни-
когда не изменял себе. Великие
кризисы, великие кары наступают
обычно не тогда, когда беззаконие
доведено до предела, когда оно цар-
ствует и управляет во всеоружии
силы и бесстыдства. Нет, взрыв раз-
ражается по большей части при пер-
вой робкой попытке возврата к доб-
ру, при первом искреннем, быть
может, но неуверенном и несмелом
П с п т / ш я І І г т і‘іщ ц ,/ а № Я ( Ш ) / 2 0 0 4
поползновении к необходимому
исправлению. Тогда-то Людовики
шестнадцатые и расплачиваются за
Людовиков пятнадцатых и Людо-
виков четырнадцатых». Это напи-
сано почти за 10 лет до покушения
Каракозова, до каких-либо револю-
ционных организаций и всего того
исторического опыта, который зна-
ют граждане России следующих
поколений.
.. Далее в том же письме
Тютчев развивает свою мысль, воз-
лагая ответственность на власть: «.
..с
моей точки зрения, все будущее за-
думанной реформы сводится к од-
ному вопросу: стоит ли власть, при-
званная ее осуществить, власть, ко-
торая вследствие этой реформы
сделается как бы верховным по-
средником между двумя классами,
взаимоотношения коих ей надле-
ж ит упорядочить, - стоит ли она
выше двух классов в нравственном
отнош ении?.
. Я говорю о самой
власти во всей сокровенности се
убеждений, ее нравственного и ре-
лигиозного credo, одним словом, но
всей сокровенности ее совести. От-
вечает ли власть в России всем
этим требованиям? Какую веру она
исповедует и какому правилу сле-
дует? Только намеренно закрывая
глаза на очевидность, можно не за-
мечать того, что власть в России -
такая, какою ее образовало ее соб-
ственное прошедшее своим полным
разрывом со страной и ее истори-
ческим прош лым.
..*17. Сложный
вопрос власти и нравственности
разрешается Тютчевым в увязке по-
литической практики с религиоз-
ной доктриной.
«Историческое прошлое* Тют-
чев не очень-то идеализировал.
Одно из его расхожих mot, извест-
ных в Петербурге: «Российская ис-
тория до Петра 1 - сплошная пани-
хида, а с Петра начиная - одно уго-
ловное преступление». Но это в зна-
чительной мере «для красного слов-
ца*. На самом же деле он создал для
себя миф о роли и судьбе России, о
ее месте среди всего европейского
славянства, среди всего православ-
ного мира, определив католическую
П ольш у как Иуду, одновременно
мечтая об объединении всего сла-
вянства под эгидой русской монар-
хии (чем не на шутку встревожил
Николая I)1“. В последние десяти-
летия жизни, все так же присталь-
но наблюдая за всей внешней и
внутренней политикой Российско-
предыдущая страница 39 История Петербурга №19 (2004) читать онлайн следующая страница 41 История Петербурга №19 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст