и са те л и о П е т е р б у р ге
*
. .
i I
I
I» г га
т&
г-
»г- та г* та
т ш
П га ■ (
Открытие памятника Екатерине II на Невском проспекте 24 ноября 1873 г.
Худож.
М. О. М ике шин. Фото Е. Каменского.
Из коллекции Госуларственного Эрм итаж а
приглашались сотрудники « И с-
кры*, но посещали они эти вече-
ринки неохотно, находя, что у Сте-
пановых скучно, чопорно и «сухо*,
т. е. мало подавалось вина. Я толь-
ко раз был на этой вечеринке. П о-
мню, что Степанов, не поднимаясь
с кресла, сидел у себя в кабинете и
рисовал, говорил очень мало, а за
ужином лепил фигурки из хлеба,
изображая карикатурные ф изио-
номии гостей. О н был талантли-
вый карикатурист-рисовальщик и
не менее искусный лепщик. Вина
он пил мало и не любил пьющих.
Квартира Степановых была наряд-
нее квартиры Курочкина, ж или
они лучше, на стенах были хоро-
шие картины, на этажерках бюсты,
статуэтки, была хорошая бронза,
старый фарфор, прекрасная столо-
вая сервировка, чего у Курочкина
никогда не было.
Помню, что у С. С. Степановой
была страсть к белым мышам. Эти
мыши-альбиноски с красненькими
глазками сидели у ней в клетке,
были на ее личном попечении и
иногда распложались до сотни. И х
предлагала она в дар всем знако-
мым, но никто их не брал.
И у Курочкина бывали вече-
ринки. П омимо воскресений, у
него собирались по пятницам.
Здесь было куда оживленнее, хотя
Наталья Романовна не любила го-
стей, а в особенности сотрудников
«Искры*. Она всегда говорила про
них, что они только спаивают Ку-
рочкина. Да и ее не любили сотруд-
ники. На вечеринках этих Степа-
нов бывал очень редко и приходил
всегда без супруги. Сидел он недо-
лго, молчал, в споры не вступал,
лепил фигурки из хлеба и рано от-
правлялся домой. На вечеринках
этих, помимо сотрудников, быва-
ли актеры, певцы, но я совсем не
помню художников, не из числа
сотрудников «Искры*. Исклю че-
ние составлял М . О. М и кеш н н ,
прогремевший тогда после поста-
новки
памятника ты сячелетия
России в Новгороде и пораж ав-
ший своей рослой, красивой, мо-
гучей фигурой. Собирались вооб-
ще поздно, к полуночи. На вечерин-
ках этих И. Ф . Горбунов читал
свои сцены из народного быта, пел
«Бороду* бас В. И. Васильев 1-й, и
исполнял куплеты И. И. Монахов,
впоследствии видный актер Алек-
сандрийского театра, а тогда еще
маленький почтамтский чинов-
ник. Сам себе аккомпанируя на
пианино, он с удивительною весе-
лостью распевал Беранжеровские
куплеты «Как яблочко румян, одет
весьма беспечно* в переводе Ку-
рочкина, а также и «Вот они, вот,
неземные создания! Барышни, ба-
рышни, тру-ля-ля-ля!». На вече-
ринках этих читались иногда и
стихи домашнего характера, кото-
рые не попадали в печать. Так, по-
мню, А. Ф . Иванов (Классик) чи-
тал стихи, которые начинались так:
«Л/ы
видели Минаева:
Он шел, едва скользя:
От крепкою вина его
Совсем узнать нельзя.
Запасшися каретою,
Ж улев бобра убил -
С старухою
*
и водкою
На кладбище спешил».
Далее в подобном же описании
перебирались все сотрудники «Ис-
кры*. Подобных песенок было не-
сколько. Они писались разными ав-
торами, а иногда и сообща, подчас
во время пирушек в увеселительных
кабачках, где они, бывало, и распе-
вались под музыку, которую подби-
рал Монахов. Были также куплеты,
написанные братом В. С. Курочки-
на, Н. С. Курочкиным, высмеивав-
шие Ф . А. Бурдина, актера бездар-
ного, однообразного, но, благодаря
своему кумовству с начальником ре-
пертуарной части захватывавшему
себе лучшие роли в тогдашнем ре-
пертуаре Александрннского театра.
Куплеты эти имели припев:
«А
у нас Бурдин
Все-таки одинI
Бурдин, Бурдин, один, один,
Бурдин
/*
Любимыми кабачками сотруд-
ников «Искры*, где они собира-
лись, да и вообще пишущей братии
того времени, были маленький ре-
сторанчик Зееста, помещавшийся
в деревянном одноэтажном доми-
ке на площади Александрийского
театра, где впоследствии выстро-
ился каменный дом Консервато-
рии, затем ресторан Ефремова на
Невском, а за городом «Хуторок*,
существовавший, впрочем, недо-
лго. При ресторане Зееста был ке-
гельбан, и по воскресеньям устра-
ивались завтраки по 60 копеек с
персоны с водкой, которые назы-
вались «Krebs und Wurstessen», так
как в числе закусок всегда были
сосиски и раки, а в «Хуторке» и
ресторане Ефремова по вечерам
бывали танцклассы, танцевальные
вечера. В ресторан Зееста ходили
и критики: Аполлон Григорьев -
истолкователь Островского, Эде-
льсон, А. Головачев. Очень часто
бывали Мей, Всеволод Крестовс-
кий, П. И. Якуш кин, А. И. Леви-
тов. После спектакля в Александ-
рийском театре ресторан перепол-
нялся публикой, бывало много ак-
теров. Вообщ е ресторан Зееста
имел характер клуба; так как доб-
рая половина посетителей была
знакома друг с другом, да и сам
хозяин его, старик А. И. Зеест, был
* Старуха - квартирная хозяйка
Жулсва.
Нтю/чш llemr/ißypta. М 3 (19)/2004
предыдущая страница 8 История Петербурга №19 (2004) читать онлайн следующая страница 10 История Петербурга №19 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст