етербургскому учителю
служащих были людьми «без вся-
кого педагогического образования
и иногда без всяких педагогичес-
ких способностей», «педагогичес-
ких и методических приемов по-
чти не существовало», особенно в
младших классах40.
На практике качество препода-
вания в гимназии часто оставляло
желать много лучшего. Пожалуй,
самой строгой критике подверг
свою aima mater уже упоминавший-
ся выше В. П. Острогорский, учив-
шийся в 1850-е годы. По его мне-
нию, «гимназия.
.. назначение кото-
рой было подготовление будущих
педагогов, не носила в себе педаго-
гического характера ни в смысле
песталоцциевской гуманности, ни в
смысле выбора учителей.
.. и гувер-
неров, ни, наконец, в общем харак-
тере и строе заведения, которое
весьма мало задавалось целью сде-
лать из нас образованных людей»;
«знания наши были самые жалкие,
отрывочные, нс освященные ника-
кой общей мыслью, целью; знания
чисто формальные.
.. школьные,
улетучивавшиеся
безвозвратно
тотчас после экзамена»41. Наиболь-
шие нарекания вызывало препода-
вание новых и древних языков, этот
факт был признан даже в офици-
альной «Исторической записке»,
одобренной педсоветом42. Ф р а н -
цузский и немецкий в гимназии на
протяжении многих лет находился
в руках иностранцев. Казалось бы
- чего лучше - детях« преподавали,
как бы мы сейчас выразились, «но-
сители языка». Однако эти учите-
ля, как правило, совсем не говори-
ли по-русски, ученики их не пони-
мали43. Изучение французского и
немецкого сводилось к механичес-
кому зазубриванию грамматичес-
ких форм («нелепый прием долб-
ления вокабул без всякой системы
и цели.
..*); гимназисты, готовя уро-
ки, «выезжали на трудах тех ред-
ких счастливцев, которые приноси-
ли практическое знание языков из
дому». В результате, по признани-
ям выпускников, окончив курс, по-
французски «мы.
.. в зуб знали гла-
гольные формы, но не умели их
употреблять.
.. наши успехи.
.. были
очень незначительны и далеко не
соответствовали нашим великим
трудам* (Ф . Ф . Эвальд, 1830-е
годы), «я.
.. мог только читать, по-
чти ровно ничего не понимая, а не-
мецкий язык, который в детстве
знал почти как свой родной, напо-
ловину забыл.
..» (В. П. Острогорс-
кий, 1850-е годы), «я окончил гим-
назию безо всяких знаний немец-
кого языка.
..» (проф. В. А. Оппель,
1880-е годы)44.
Не лучше обстояло дело в фи-
лологической гимназии и с клас-
сическими языками - греческим и
латынью. С особым рвением насаж-
дение классицизма в дореволюци-
онной школе происходило в 70-
80-е годы, в бытность министром
народного просвещ ения
графа
Д. Толстого. Толстовские гимназии
сами современники не без основа-
ний обвиняли в казенщине и фор-
мализме, стесненности «всякими
циркулярами и регламентациями»:
«вся бездушная система.
.. школы
вела к тому, что у воспитанников.
..
назревало отрицательное отноше-
ние к ней, у некоторых доходив-
шее почти до ненависти»45. П ро-
грамма по древним языкам была
весьма обширной - дети должны
были изучать на уроках произве-
дения Цицерона, Горация, Гомера,
Платона и других авторов. Однако
на практике античная классика, по
признанию В. Д. Набокова, учив-
шегося в 1880-е годы, «рассматри-
валась не с точки зрения истори-
ко-литературной, а просто как ил-
люстрация правил грамматики.
..
Над каждой строкой.
.. производи-
лась настоящая анатомическая опе-
рация, до идиотизма бесполезная.
Выпускник гимназии H. Н. Плотников.
1912 г.
В. Д . Набоков, юрист.
общественный деятель, отец
писателя В. В. Набокова (выпускник
гимназии 1887 г.). Берлин. 1919 г.
Спрягались все попадающиеся гла-
голы, склонялись сущ ествитель-
ные, проверялись чуть ли не все
правила этимологии и синтакси-
са*. В результате убивался «всякий
интерес к классической древности,
которая для нас превращалась в
источн ик вечных страданий и
ежедневного страха*46.
Справедливости ради нужно
отметить, что на этом тусклом и
безрадостном гимназическом не-
босклоне периодически вспыхива-
ли яркие звезды. Во все времена в
школе были талантливые, предан-
ные своему делу педагоги, которых
бывшие ученики вспоминали с не-
жностью и благодарностью. К та-
ким подвижникам можно отнести
латиниста Я. С. Ильенкова, «фана-
тика-пропагаилиста классицизма»,
и
«превосходного
геометра*
В. И . Лавониуса
(1 830-е
годы)47,
«знающего, усердного, серьезного»
преподавателя латыни Г. И. Лапши-
на, читавшего также лекции в уни-
верситете4* и В. X . Лемоннуса
(1 8 4 0 -1 8 6 0 -е
годы), учителей рус-
ской словесности А. Д. Мохначева
и истории Я. Г. Гуревича, чьи уроки
превращались в увлекательнейшие
лекции
( 1 8 7 0 - i8 8 0 - e
годы )1*, и
многих других. Однако самым ува-
жаемым педагогом Третьей гимна-
зии, снискавшим себе заслуженную
известность далеко за ее предела-
ми. был учитель словесности, автор
llcmo/MiM llcm rftôyiM a .>6 3 (1 9 )/ 2004
предыдущая страница 89 История Петербурга №19 (2004) читать онлайн следующая страница 91 История Петербурга №19 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст