С
о
овременные мемуары
10
Военный опыт двух войн был у него
громадный. Но при всех этих каче-
ствах он был, что называется, «бе-
лоручка» и очень тяжел на подъем.
Шел он по линии наименьшего со-
противления, что было, на мой
взгляд, результатом «маменькино-
го» воспитания. До дня своей смер-
ти, когда ему было уже около 40 лет,
он жил на квартире родителей, не
занимаясь ничем, кроме своей
службы и светской жизни. Еще пе-
ред отъездом его на фронт осенью
1917 года я понял из разговоров с
ним, что Корнилов и Деникин мо-
гут, конечно, сделать что-то, но уве-
ренности в этом у него было недо-
статочно, а в Петрограде у него
была мать, квартира и знакомства!
Как ни печальна была его судьба,
оказалось, что она была все же луч-
ше судьбы некоторых других, как
это выяснилось потом. Арестован-
ным офицерам приказывали посту-
пать в Красную армию, если в тече-
ние Гражданской войны им не уда-
валось перебежать к Добровольчес-
кой армии, они были либо убиты в
боях, либо расстреляны. Такова, го-
ворили, была участь двух братьев
Рейнбот, ставших во время войны
«Резвыми». Они были офицерами
моей бригады. Много лет спустя я
узнал, что милейший шт. кап. Мат-
веев был неоднократно сажаем в
тюрьму, и после нескольких лет та-
кой забавы его сослали куда-то в
Восточную Сибирь, откуда, конеч-
но, он никогда не вернулся. Из даль-
него Пятигорска пришли тоже вес-
ти о массовых расстрелах офице-
ров. Там погиб боевой генерал Руз-
ский, а также младший брат моего
сослуживца по министерству -
Малиновский. В Пятигорске жили
мои родители, и участь их сильно
меня беспокоила.
Как только я обосновался вре-
менно в Киеве, я написал моей се-
стре в Петербург, прося сообщить
о всех наших родных. Ответ не
приходил долго. Как-то, будучи в
подавленном настроении, я пошел
к гадалке по картам, которая ска-
зала мне, что в самые ближайшие
дни я узнаю о смерти кого-то очень
близкого. На следующий день я
получил письмо от сестры, сооб-
щавшее о кончине в Пятигорске 28
марта моего отца. Будучи уже в
возрасте 78 лет, он скончался ско-
ропостижно, в течение нескольких
часов. Конечно, большевистская
Н. В. Рузский
революция и все зверства ускори-
ли его конец. Пятигорск, входив-
ший в группу Минеральных Вод,
был в это время во власти больше-
виков, и вопроса о моей поездке
туда не могло и быть.
Пользуясь свободным време-
нем, я стал лечиться в Киеве. Со-
стояние моего здоровья стало очень
неважным. Думаю, что нервы игра-
ли главную роль. Контузия, равно
как и желудок, давали себя сильно
знать позже. С грустью я стал обду-
мывать положение и делать выво-
ды. Я всегда был любителем исто-
рии и не мог не понимать, кто были
враги России и кому была нужна ее
гибель. Главным врагом была Анг-
лия. Она и ее рабыня Турция были
всегда против России, и если сама
Англия рук в войне не пачкала, то
Турция должна была всегда воевать
с Россией и, как это ни глупо, пла-
тила жизнью своих сынов за анг-
лийские интересы. С самой Англи-
ей у нас войн было немного. Но ан-
глийский флот всегда появлялся на
русском горизонте в трудные для
нас минуты. Отец мой, начавший
службу в 1860 году, неоднократно
был мобилизован в боевые части и
из-за подхода английского флота.
Впервые это случилось в Кронштад-
те в 1863 году, в последний раз —
в
Севастополе, в 1898 году, где войска
наши уже были погружены на суда
для похода на о. Крит. Каждый раз
тревога была ложной, англичане ог-
раничивались демонстрациями, но
в 1878 году они свели на нет нашу
победу над Турцией и заставили
изменить условия Сан-Стефанско-
го мирного договора. Россия вое-
вала с помощью своих солдат, Анг-
лия - своею дипломатией, перед
которой, увы, русское императорс-
кое правительство не смело и голос
поднимать. Когда в 1915 году пра-
вительство наше приняло решение
завладеть в результате войны Кон-
стантинополем, Англия как будто
сдалась на это условие. Но для вся-
кого мыслящего человека было
ясно, Россия подписала себе этим
смертный приговор. Наша «бес-
кровная» революция была делом
рук обоих наших исторических
врагов, Германии и Англии, обычно
руководимых евреями. Выигрывая
войну благодаря России, Англия,
конечно, не могла допустить, чтобы
Россия расширила свои границы и,
главное, имела бы в своих руках
выход в Средиземное море. Все ре-
зультаты победы должны были идти
на пользу Англии.
В Киеве жизнь брала свое. С
того момента, что полубольшевис-
тская Украинская рада была, благо-
даря немцам, заменена гетманским
правительством, жизнь быстро на-
лаживалась и даже забила ключом.
Порядок восстанавливался повсю-
ду. Но невольно приходилось зада-
вать себе вопрос - надолго ли. Лич-
но я в победу немцев не верил, а
когда на стороне Англии и Фран-
ции вступила в войну и Америка,
то исход войны не подлежал ника-
кому сомнению, в моих глазах, по
крайней мере. В благополучном ис-
ходе правления гетмана Скоропад-
ского я сильно сомневался, и отъезд
мой из Киева в принципе был ре-
шен с самого начала. Выход был
один - ехать в Добровольческую
армию. Но пока что мне необходи-
мо было продолжать лечение. На-
чинать новый период жизни, не по-
чинив себя, было невозможно. А
тем временем жить в Киеве было
вполне возможно, но необходимо
было думать о заработке. Те неболь-
шие деньги - три месяца жалова-
нья, полученные еще в армии, под-
ходили к концу. Узнав о начавшем-
ся создании местной власти, я пред-
ложил свои услуги создающемуся
департаменту местного хозяйства и
был почти немедленно принят туда
с 1 июля 1918 года. Служба эта не
только заполнила мое время, но и
успокоила мои нервы. Лечение ска-
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 9 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 11 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст