С
о
овременные мемуары
12
рой Украины» представлялся очень
недалеким. Я открыто сказал дирек-
тору, что уезжаю в Добровольчес-
кую армию пока что с Красным
Крестом, в котором оставаться не
намерен, и что в дальнейшем либо
буду воевать, либо войду в адми-
нистрацию. Я горячо рекомендовал
ему самому подумать о своем буду-
щем и перебраться загодя в Екате-
ринодар, в котором я видел ключ
будущей России. В результате раз-
говора мы остались в хороших от-
ношениях, и он меня отпустил, даже
предоставив мне право вернуться
обратно на службу в департамент,
если бы моя поездка не вышла.
Н А « М О Р Я К Е » И З О Д Е С С Ы
В Н О В О Р О С С И Й С К
Итак, судьба меня вынесла на-
конец в героическую Доброволь-
ческую армию. Боевой дух ее чув-
ствовался здесь в воздухе. Всюду
царил образцовый порядок, наша
старая дорогая Россия как бы отхо-
дила от своей страшной болезни.
Вести с фронта были хорошие, бои
с большевиками были упорные, но
армия неизменно росла и продви-
галась вперед. Мне особенно при-
ятно было объединиться с Федей
Деконским. На своем «Саратове»
он находился рядом с «Моряком»
и, прибыв в Новороссийск раньше
меня, уже вошел в контакт со мно-
гими. От него я узнал, что решено
формирование гвардии, сначала в
виде отдельного Сводно-Гвардейс-
кого полка, с надеждой в дальней-
шем воссоздать все старые полки.
Гвардейская кавалерия должна
была начать свое возрождение сна-
чала в виде эскадрона конных раз-
ведчиков при Сводно-Гвардейском
полку, а артиллерия формировала
свою батарею в рядах 1-го легкого
артиллерийского дивизиона и на-
ходилась где-то на фронте. Одним
из создателей этой батареи был ш.
к. Левашов, великолепный офицер,
которого, впрочем, его однобригад-
ники не любили из-за его очень не-
зависимого характера. Эта гвардей-
ская батарея была придана Сводно-
Гвардейскому полку, но ни одного
знакомого офицера-артиллериста
там не оказалось. Но что того хуже
- присутствовал бывший командир
бригады полусумасшедший ген.
Без-Корнилович!
Все офицеры
моей бывшей батареи собрались в
А. А. Литвинов (первый сидящий
справа) на пароходе «Моряк» в
пути из Одессы в Новороссийск.
Октябрь 1918 г.
Петрограде и, как выяснилось, вско-
ре все погибли. При этих условиях
о возобновлении службы в артил-
лерии не приходилось и думать. Да
и самый род оружия меня совер-
шенно не интересовал.
Как бывший кирасир, Федя
вошел в сношение с однополчана-
ми, прибывшими в Добровольчес-
кую армию. На собрании офице-
ров полка еще в Киеве было реше-
но формирование его и обязатель-
ное прибытие в него всех офице-
ров полка не позже 30 ноября 1918
года, после чего не прибывшие дол-
жны были исключиться из спис-
ков полка. Феде, конечно, было
предложено вернуться в полк, что
он и принял с энтузиазмом и не-
медленно предложил мне присое-
диниться к нему, на что я пошел
тоже с удовольствием. В ближай-
шие дни должно было состояться
общее собрание офицеров для
принятия нас обоих. Я решил бро-
сить жребий, и оба мы оказались
принятыми. Оставалось обоим нам
ликвидировать наше участие в
Красном Кресте, что не представ-
ляло никаких затруднений - на
тыловые должности никогда недо-
статка в кандидатах не было.
Я немедленно познакомился со
всеми офицерами вновь формиру-
емого «эскадрона». Они принадле-
жали ко всем четырем полкам 1-й
гвардейской кавалерийской диви-
зии, среди которых я встретил не-
мало и старых петроградских зна-
комых, в частности лицеистов. Вре-
менное
формирование
должно
было происходить в Новороссийс-
ке, но не прошло и двух недель, как
пришел приказ о переходе в Став-
рополь. Однако небольшая часть
полка оставалась в Новороссийске,
и я тоже получил приказ остаться.
Продолжалось это, впрочем, недо-
лго, около двух или трех недель, и в
первых числах декабря весь Свод-
но-Гвардейский полк должен был
быть переброшен в Крым. Изгнание
большевиков начинало принимать
определенную форму. В декабре
1918 года армия продвигалась впе-
ред, на север Азовского моря, в ка-
менноугольном бассейне.
В это время Сводно-Гвардейс-
кий полк был уже почти сформи-
рован. Что касается гвардейской
кавалерии, то кадры ее были еще
небольшие. Во главе Кирасир ее
величества стоял полковник Миха-
ил Федорович Данилов. В момент
моего вступления офицеров было
17, а кроме того, несколько солдат
старого полка и молодых юнкеров.
В Крыму нам предстояло набирать
добровольцев. Офицеров осталь-
ных трех полков старой дивизии
было меньше, чем наших, но связь
между всеми была большая, неиз-
меримо больше, чем в артиллерии,
где каждая батарея жила совершен-
но отдельной замкнутой жизнью. В
числе моих новых однополчан было
много интересных, с которыми я
быстро сошелся и с которыми друж-
ба меня связала до конца. Был там
также корнет Литвинов, сын петер-
бургского брант-майора, хорошо
известного в обществе столицы.
Этот Адя Литвинов, лишь в конце
1917 года окончивший Николаевс-
кое кавалерийское училище, был
еще необстрелянным юным корне-
том, очень симпатичным. Родства
у меня с ним не было никакого, и
род его Полтавской губернии был
гораздо моложе моего и потому мог
быть просто ветвью моего старого.
В Новороссийске все мы жили
в нескольких частных домах, зани-
мая их полностью. Общение сде-
лалось сразу тесным, особенно бла-
годаря общей столовой. 12 декаб-
ря весь полк был собран для по-
грузки на транспорт, на котором
мы перешли в Феодосию. На па-
роходе этом собрались кадры по-
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 11 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 13 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст