С
о
овременные мемуары
чти всей гвардии, и пришлось
встретить множество знакомых,
особенно в числе пехотных и кава-
лерийских офицеров.
Возвращаясь к моему пребыва-
нию в Новороссийске, должен ска-
зать, что, будучи не очень занят, я
неоднократно ездил на поезде в Ека-
теринодар, оказавшийся временно
в положении столицы. Там мне при-
шлось встретить моего товарища по
лицею Сергея Крупина. Поступил
он в один из старших классов, и
потому знал я его меньше других и
специальной дружбы между нами
не было. Но человек он был непло-
хой, предприимчивый и большой
кутила. Отбыл он воинскую повин-
ность в Тверском драгунском пол-
ку, потом служил чиновником для
поручений при смоленском губер-
наторе и в 1914 году был призван
из запаса в Татарский уланский
полк. Еще будучи в Смоленске, он
женился на дочери генерала Алек-
сеева, ставшего одним из основопо-
ложников Добровольческой армии.
С фронта Великой войны Крупин
вместе с генералом Алексеевым
проехал на Дон, участвовал в обоих
кубанских походах, и когда в Ку-
банской области появилось сильное
сепаратистское движение, он в один
прекрасный вечер застрелил некое-
го Быча, главаря сепаратистов. Он,
видимо, думал уйти незаметно, но
кто-то его выследил, устроил поли-
тический скандал, в результате ко-
его был военный суд над Крупи-
ным, разжаловавший его в солда-
ты. Фактически это судьбы его не
изменило. Как он был до сих пор в
штабе генерала Алексеева, так он
там и остался, но ходил только в
солдатской форме. Однако озлоб-
ленные левые кубанцы его из виду
не упустили, и в июне 1919 года он
был убит вечером на улице в Таган-
роге. Убийцы не нашли!
Выгрузились мы в Феодосии,
а оттуда были немедленно переве-
зены по железной дороге на север
Таврической губернии, где распо-
ложились в большой немецкой ко-
лонии Эйгенфельд. Вся Тавричес-
кая губерния оказалась в этот мо-
мент как бы особым государством,
во главе которого стояло крымское
правительство, не имевшее ни ар-
мии, ни авторитета. Малороссия
пала после ухода немцев в ноябре
1918 года, и там снова воцарилась,
как я предвидел, полная анархия.
М. В. Алексеев
Единственной реальной силой на
всем юге России была Доброволь-
ческая армия, занявшая в этот мо-
мент каменноугольный район, со-
единивший Северную Таврию с
Доном и Кубанью.
Началось формирование или,
вернее, создание из ничего нового
полка, и это при отсутствии даже
государственной власти. И как это
ни удивительно, полк был в конеч-
ном итоге создан, и притом быст-
ро и великолепно. Создание его
происходило при полном едино-
душии с местным населением. В
первый раз мне пришлось конста-
тировать громадную разницу в
характере кавалерийских и ар-
тиллерийских офицеров. В руках
первых все кипело.
Командиром полка был назна-
чен полковник Данилов, человек
исключительный и в боевой, и в
мирной обстановке. Я был назначен
для начала в хозяйственную часть,
под начальство Деконского, над ко-
торым был еще один замечательный
офицер ротмистр А. А. Баумгартен.
При полном отсутствии интендан-
тства мы достали и обмундирова-
ние, и оружие, и лошадей. При этом
надо было сбить воедино всех по-
ступивших людей,
обучить
их
строю и войне.
Полк наш был сводным, и каж-
дый старый полк 1-й Гвардейской
кавалерийской дивизии создал
свой эскадрон офицеров. Кирасир
ее величества было больше, чем
других, и, помимо эскадрона, нами
была создана полковая пулеметная
команда и весь штаб полка, со всем
обозом. Все это было в форме Ки-
расир ее величества. Другие эскад-
роны были в порядке старых пол-
ков, т.е. 1-й - Кавалергардский,
2-й - Конной гвардии, 3-й - Кира-
сир его величества.
Офицеры всех этих полков
производили очень хорошее впе-
чатление. С самого начала была
организована офицерская столо-
вая, где все собирались и ближе
знакомились и сходились. После
полной раздробленности артилле-
рии и падения духом в 1917 году
здесь было полное объединение и
полное единодушие. Подъем духа
был громадным, и все ждали с не-
терпением выступления на фронт.
Здесь впервые на военной
службе я почувствовал себя в сво-
ем кругу, среди офицеров, с кото-
рыми был общий дух и общее вос-
питание. Большой процент офице-
ров был с высшим образованием -
окончившие лицей (больше всего),
университеты, Училище правове-
дения и другие высшие учебные
заведения, вплоть до агрономичес-
ких и инженерных. Значительный
процент офицеров был, конечно, из
Пажеского корпуса, лучшего рус-
ского военно-учебного заведения.
Меньше чем за два месяца ра-
боты полк сформировался, и сфор-
мировался так, что получил уже и
боевое крещение. Формируясь еще
в середине февраля, полку при-
шлось вести разведку во всех на-
правлениях, бить местные больше-
вистские разбойничьи отряды и
14 февраля войти в бой с отрядом
Красной армии у селя Благодатно-
го. Бой был блестящим и крово-
пролитным. Особенно пострадал
конногвардейский эскадрон, поте-
рявший убитыми своего команди-
ра шт. ротм. князя Оболенского
(исключительно доблестного и ве-
ликолепного офицера), ш. р. Туч-
кова 2-го, пор. князя Козловского
и прап. барона Рауш фон Траубен-
берга. Но зато бой этот сковал весь
сводный полк, великолепно прово-
евавший затем в течение всей
Гражданской войны.
Лично я был в середине фев-
раля переведен из нестроевой ко-
манды во 2-й эскадрон Кирасир ее
величества, только что сформиро-
ванный в свободном полку под
№ 5. Но одновременно произошло
13
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 12 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 14 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст