С
о
овременные мемуары
14
освобождение Северного Кавказа
от большевиков, и я получил от-
пуск для проезда в Пятигорск, к
родителям. Отца моего я уже не
застал, но мать и две сестры были
там. Обе сестры были замужем, и
мужья их находились уже в Доб-
ровольческой армии.
На обратном пути произошло у
меня небольшое событие, имевшее
большие результаты в моей личной
жизни. При приезде в Новорос-
сийск обнаружилось, что мой чемо-
дан, составлявший все мое богат-
ство, не доехал. Пришлось вернуть-
ся на какую-то узловую станцию,
где я его и нашел. Но тем временем
пароход мой ушел в Крым, и я зас-
трял в гостинице в Новороссийске
в ожидании следующего парохода,
отходившего через неделю. Там же
оказалась проездом из Ростова в
Анапу и моя петербургская знако-
мая Мария Семеновна Панченко,
ставшая вскоре моей невестой, а
впоследствии и женой.
Мое возвращение в полк со-
впало с окончанием его формиро-
вания и со вступлением его в ряды
действующей армии в качестве
боевой единицы. В этот момент он
состоял из 5 эскадронов и пулемет-
ной команды, но сверх того, под
командой ш. р. Безобразова, воз-
ник запасный эскадрон. Под силь-
ным давлением красных, после
славного боя под Благодатным
полк отошел в юго-восточную
часть Крыма, где и остановился на
Ак-Манайских позициях. Хозяй-
ственная часть,
под командой
Феди Деконского, отошла к Кер-
чи. Покуда полк тихо стоял на
фронте, Федя попал в передрягу с
местными красными, в каменолом-
нях, окружающих Керчь. Произо-
шел даже бой, во время которого
Федя был ранен в кисть правой
руки. Пятый эскадрон, в который
я попал, был, как и весь полк, уже
обстрелян, хорошо сбился и пред-
ставлял собою нечто целое.
Чем больше я раздумывал над
общим положением, тем сильнее
чувствовал, что еще одна новая стра-
ница моей жизни была повернута и
что новая страница не будет ни ко-
роткой, ни безболезненной. Поло-
жение в полку мне очень нравилось,
и я чувствовал себя все более и бо-
лее вошедшим в новую семью,
очень симпатичную и дружную.
Сравнивая невольно службу в ар-
Алексей Алексеевич Литвинов
в Добровольческой армии.
Пятигорск. 1918 г.
тиллерии во время прошедшей вой-
ны с Германией с нынешним пол-
ком на фронте Гражданской войны,
я констатировал, что никакого со-
жаления о состоявшейся перемене
у меня не было. Больше того, я чув-
ствовал восторг, находясь постоян-
но на великолепном свежем возду-
хе широких степей Южной России,
чувствуя, что участвую в большом
деле борьбы за Россию против ком-
мунистических разбойников, и на-
ходясь при этом в тесном кругу близ-
ких мне людей. Полк оказался для
меня вторым лицеем.
Мои первые шаги в полку, где
я в чине прапорщика являлся од-
ним из самых молодых офицеров,
были нелегкими. Но я всегда ста-
рался держаться наравне с зеленой
молодежью, каковою были все
младшие офицеры, и близко даже
сошелся с ней. А вместе с тем мой
возраст (28 лет) ставил меня в
близкие сношения со старшими
офицерами, со многими из кото-
рых я очень сошелся тоже. Служба
меня интересовала.
Одно, небольшое в моих газах,
приключение быстро расположило
ко мне старших. В Крыму мы не
имели окопов, и пространство меж-
ду деревнями, занятыми нами и
большевиками, оставалось свобод-
ным. Обе стороны остановились в
предвидении дальнейших опера-
ций, а ночью охранялись выдвину-
тыми вперед сторожевыми охране-
ниями и разъездами. Как-то раз
случилось, что разъезд Улан его ве-
личества пропал. От одного добро-
вольца, вернувшегося из разъезда,
узнали, что оказавшиеся в нем не-
сколько изменников убили моло-
дого офицера, начальника разъезда,
и заставили солдат сдаться больше-
викам. Вскоре после этого я полу-
чил распоряжение выйти на ночь с
разъездом вперед, а правее меня
должен был быть разъезд моего же
эскадрона под командой корнета
Литвинова 1-го. Я имел случай
упомянуть о нем, как об очень ми-
лом и представительном офицере,
но молодом (всего лишь 20 лет),
только что окончившем военное
училище и попавшем впервые на
фронт. Наши два разъезда находи-
лись на расстоянии около версты
или двух один от другого. Ночь
была совершенно темная. Люди и
лошади мирно подремывали, имея,
конечно, выдвинутых вперед часо-
вых, а лично у меня в такой обста-
новке сна никогда не бывает. Нео-
жиданно под утро я услышал со сто-
роны второго разъезда несколько
выстрелов. Немедленно все мои
люди были подняты, и до оконча-
ния наряда мы были в полной бое-
вой готовности. Разведчики, от-
правленные во все стороны, не до-
несли ничего, кроме того, что
разъезда Ади Литвинова больше на
месте не было. Я стал слегка отво-
дить мой разъезд, дабы не оказать-
ся отрезанным от полка, но все обо-
шлось тихо и мирно, и в положен-
ный утренний час мы присоедини-
лись к полку. Там, как оказалось, был
переполох,
вызванный
вторым
разъездом. Что у них произошло,
никто и никогда толком не узнал.
Конечно, не исключается, что к ним
приблизился большевистский раз-
ведчик или пробежал какой-либо
зверь, словом, поднялась тревога;
бедный Адя Литвинов, впервые ус-
лышавший выстрелы в боевой об-
становке, потерял голову, а денщик
его скомандовал «по коням, за
мной» и поскакал обратно в полк.
Адя последовал за денщиком. Дело
оказалось скандальным, над ним
много потом смеялись, но было
очень характерным для молодого
офицера в первом боевом дей-
ствии. Большинство молодых офи-
церов начинали свою боевую карь-
еру так посредственно или даже
плохо, но постепенно подтягива-
лись и часто кончали героями. Так
погиб героем год спустя на Переко-
пе и сам Адя.
Продолжение следует
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 13 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 15 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст