С
о
овременные мемуары
16
шему», но постепенно отношения
испортились. Тихая квартира нео-
жиданно превратилась в жуткую
коммуналку, где непрерывно воз-
никали скандалы из-за непотушен-
ного света в уборной, длительной
занятости раковины, большого для
кухни стола и прочих коммуналь-
ных «радостей».
Между тем молодость брала
свое. Жизнь налаживалась. Карто-
чек уже не было и в помине. За хо-
рошие знания по истории я был
допущен к посещению Эрмитажа
«через служебный вход», по спе-
циальному пропуску. Как заворо-
женный ходил я по его залам, слу-
шая экскурсоводов, ходил и без
них. В эрмитажном театре часто
слушал лекции Иосифа Абгарови-
ча Орбели. И только как-то один
раз коротко и тихо он сказал: «Пе-
редайте мой низкий поклон ваше-
му отцу». Как он узнал мою фами-
лию - до сих пор не знаю. Думаю,
он увидел мою фамилию в спис-
ках учеников Ленинграда, которых
в виде поощрения за хорошую уче-
бу по истории допускали к посе-
щению и занятиям в Эрмитаже,
которые ему дали на подпись. Ви-
димо, мое сходство с отцом не об-
мануло его.
В саду «Первого мая», как те-
перь именовался бывший Екате-
рингофский парк, на эстраде стал
выступать джаз. Впервые на афи-
шах появились имена Скомаровс-
кого, Шульженко и уже известных
Утесова и других. Особенно при-
влекал меня Василий Гущинский -
сатирик конца тридцатых годов.
Мы жили рядом с портом.
Продолжали прибывать дети ис-
панцев; зачем их везли, вообще го-
воря, из далекой Барселоны и
Бильбао - было не совсем понят-
но. Их черные глазенки были пол-
ны горя и страха. Они почти ни-
когда не смеялись. Помнится, раз
Комик-юморист
В. Гущинский
их везли по нашей немощеной ули-
це, и машина застряла в грязи. Сра-
зу местные жители обступили и
трогательно совали конфеты, сла-
дости, ягоды, игрушки. Все, чем
располагала русская душа, отдава-
лось этим сиротам с далекого Пи-
ренейского полуострова. Для об-
легчения машины детей высадили,
и их плотным кольцом окружили
и стар, и млад. Тогда произошел
один случай, который добавил, как
говорится, пищи для размышле-
ния. Мальчик и девочка лет пяти
поскользнулись и упали. Малыш
запачкался мало, а у девочки все
платье оказалось в грязи. Сопро-
вождавшая детей женщина попро-
сила соседку помочь отмыть ребен-
ка. У маленькой сеньориты были
большие черные глаза. Когда с нее
сняли грязное платьице, на шее об-
наружился медальон на золотой
цепочке. И чтобы помыть шею ма-
ленькой испанки, соседка и сопро-
вождающая стали снимать его.
Однако послушная и покорная до
этого маленькая испанка вдруг
превратилась в разъяренного тиг-
ренка. Схватившись ручонками за
медальон, она стала вырываться из
рук опекунш, выкрикивая непо-
нятные нам слова. Сопровождаю-
щая перевела: «Когда я уезжала от
мамы, она, надев это сердечко, зап-
ретила мне когда-либо снимать его,
сказав: “Только по этому сердечку,
доченька, я найду тебя даже на
краю света. А если снимешь, никог-
да больше не увидишь свою маму”.
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 15 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 17 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст