С
о
овременные мемуары
Я хочу к маме». Ее оставили в по-
кое, вытерев шею мокрым теплым
полотенцем. Соседка нашла плать-
ице своей маленькой дочки, и се-
ньорита вскоре оказалась среди
своих сверстников. Тем временем
проходила пустая повозка, ведо-
мая сильной лошадью. С помощью
лошади машина была вызволена из
ямы, наполненной месивом грязи,
и маленькая испанка скрылась вда-
ли. Нашла ли ты свою маму, дитя
Андалусии или басков? Так хоте-
лось бы верить в это.
..
А в школе все шло своим чере-
дом. В уборной в орлянку можно
было выиграть самодельный пис-
толет, зажигалку, книги Густава
Эмара. На переменах и после шко-
лы процветали драки «класс на
класс», «улица на улицу». Вместо
школы мотали в кино, шли «Три
мушкетера».
В наше время можно было
встретиться с Громовым, Водо-
пьяновым, Расковой, Орбели, Зе-
линским, Вернадским, Павловым,
со всеми, кто был героем и про-
славил нашу Родину. Помню выс-
тупления Водопьянова на эстраде
парка, его рассказы об экспедиции
на Северный полюс. Его юмор,
когда он рассказывал, как однаж-
ды в Москве, после выступления
его обожатели стали качать, да так
качали, что выкачали из карманов
все документы и 800 рублей денег.
Наверное, мало кто знает, что в
свое время Михаил Михайлович
Громов занимал чемпионские ме-
ста по тяжелой атлетике. Отец был
знаком с ним, и они иногда быва-
ли в одной компании. Громов раза
два-три был и у нас в гостях. И
отец однажды рассказал: «Идем
мы по Лифляндской из гостей
вместе с Михаилом, а тут ночью
(было лето с известными ленин-
градскими белыми ночами) рабо-
тают человек шесть по замене
рельсов трамвайного пути. Среди
них есть и женщины. И вот Миха-
ил Михайлович увидел, как чело-
века четыре кряхтя несут новый
рельс для замены старого. Он по-
дошел и попросил рабочих дать
ему донести эту «чертовщину». Те
с недоверием посмотрели на него.
Фигурой он не напоминал таких
атлетов, как Тонни Андерсен или
даже Юрий Власов, он был обык-
новенного телосложения. Однако
он буквально отобрал рельс у рас-
терявшихся рабочих и прямо «под
мышкой» донес и установил его на
место, к удивлению и раскрытым
ртам всех присутствующих. А Гро-
мов как ни в чем не бывало про-
должил свой путь». Такие люди
были гордостью всей страны, об-
щение с ними - это уроки патрио-
тизма и гуманизма, какие нынеш-
ней молодежи и не снились.
Случилось научиться играть и
в шахматы. Больше того, в сеансе
игры Левишифа мне удалось даже
одному из всех выиграть. А про-
изошло это потому, что я играл в
детской хоккейной команде «Кау-
чук», базировавшейся на стадионе
«Красный треугольник» (ныне ста-
дион Кировского завода около
Нарвских ворот). Как-то в ноябре
у меня украли коньки, а лишних не
оказалось. И вот со всеми нашими
ребятами я шел к Нарвским воро-
там - они сворачивали на стадион,
а я - в дом культуры Московско-
Нарвского района (ныне дворец
культуры им. М. Горького). Этот
дом-дворец недавно построили на
месте засыпанной реки Тараканов-
ки, которая текла от Бумажного
канала у Екатерингофского парка
и впадала в Обводный канал. В
доме было много различных сек-
ций: радиолюбителей, танцев, игры
в шахматы и много других. Была и
хорошая библиотека. Так я попал
в шахматную секцию и секцию ра-
Дом культуры
Московско-Нарвского района
на ул. Стачек (ныне — дворец
культуры им. М. Горького,
пр. Стачек). 1930-е гг.
диолюбителей и по журналу «Ра-
диофронт» собрал приемник пря-
мого усиления «Радиофронт-8»,
чем очень гордился перед своими
сверстниками, которые «могли го-
нять только мяч» (тогда хоккея с
шайбой не существовало). Тогда же
познакомился с первыми переда-
чами телевидения - они проходи-
ли на длинных волнах - видны
были только тени: например, тень
кошки гонялась за тенью мышки и
подобные кинокадры. Базой слу-
жил так называемый «диск Непко-
ва», разрешающая способность ко-
торого не позволяла получать бо-
лее качественное изображение. То
есть кто искал достойного досуга,
мог его найти: для нас проблем та-
ких не было.
Подходила к концу учеба в
школе, кончались 1930-е годы. Все
время выступал вопрос: «А что
дальше? Куда идти - работать или
учиться?» Ответы раздваивались
и троились.
С У Д О В О Д И Т Е Л Ь С К И Й
Ф А К У Л Ь Т Е Т
Жарким июльским днем я шел
по аллее Екатерингофского парка,
чтобы сесть на трамвай номер во-
семь и ехать в начало Невского про-
спекта, намереваясь посмотреть
себе летнюю обувь. Как обычно,
быстро шагая, бросал взгляды на
расклеенные афиши, которые ин-
формировали, кто будет выступать
в парке в ближайшие дни. «Джаз
под управлением Якова Скомаров-
ского», водевиль «Свадьба гусара»,
«Джаз под управлением Йозефа
Скомаровского», «Герой Советс-
кого Союза Михаил Водопьянов»
и многие другие выступления, ко-
торые проходили в те времена в
Екатерингофском парке (на его
открытой эстраде). И вдруг из этой
всей хорошо знакомой информа-
ции - объявление: «Ленинградс-
кий институт инженеров водного
транспорта производит прием сту-
дентов на факультеты:
- гидротехнический.
..
- эксплуатационный.
- судомеханический.
- судоводительский, готовит
инженеров-судоводителей для су-
дов морского флота». Вот уже пять
лет ЛИИВТ ведет прием и выпус-
кает судоводителей с высшим об-
разованием (будущих капитанов
17
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 16 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 18 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст