К 70-
л е т и ю и н с т и т у т а
«Г
и п р о н и к е л ь
»
И
стория учреждении
та, потом - диссертация. До сих
пор его ученики вспоминают, что
сперва им поручались нужные и
важные темы для разработки, а ре-
зультат труда со временем оформ-
лялся в диссертацию. Для этого,
как считал отец, не нужно было
никаких аспирантур.
.. В итоге - за
многие годы в нашем доме появи-
лись на свет более пятидесяти кан-
дидатов и пять докторов наук, тру-
ды которых обсуждались в квар-
тирах, где мы жили: сначала на ули-
це Восстания, а потом на Литейном
проспекте.
Опыт научного руководителя
был у отца столь солидным, что он
разработал небольшую, размножен-
ную на ротапринте методическую
брошюру «Как работать над диссер-
тацией». Она была столь доступной,
что спустя много лет после смерти
отца, защищая свою - искусство-
ведческую - диссертацию, - я поль-
зовалась ее советами. В Москве, в
прежней библиотеке Ленина, эта
брошюра неожиданно попала мне на
глаза в зале диссертаций, где я ра-
ботала, - подобных руководств
20 лет назад почти не было. Начи-
налась брошюра такими словами:
«Приступая к работе над диссер-
тацией - помните, что кандидатс-
кая степень нужна
только лично
вам
».
Кстати, незадолго до смер-
ти отец получил предложение из-
дать ее должным образом и заго-
релся этой идеей. Договор с изда-
тельством был заключен, но реа-
лизовать свое намерение он уже
не успел.
На работе папа был занят рабо-
той, с диссертантами сидели вече-
рами дома. Сначала всех кормили
обедом, потом садились к письмен-
ному столу. Папа читал диссертации
внимательно, порой сердился, имел
привычку, может быть педагогичес-
ки неправильную, переписывать в
работах соискателей большие кус-
ки. Если мама это замечала, она все-
гда спрашивала: «Яша, это чья дис-
сертация, твоя или имярек?». Уче-
ники рассказывали, что если рабо-
ты не нравились, отец сразу же в
разговоре переходил с «ты» на
«вы», и это был нехороший знак.
После завершения трудов они
сидели подолгу, разговаривали «за
жизнь», обсуждали прочитанные
книги, увиденные фильмы. Люди
в доме были ежедневно. Говорили
за столом о разном: об отъездах в
Израиль, о Сталине, меньше о по-
литике. Что касается осуждения
режима - помню только его вышу-
чивание. А может, это и было осуж-
дение?
Нам казалось, что ученики
отца обожали. От их имени на од-
ном из «круглых» юбилеев читал
торжественно-трогательные слова
приветствия «придворный пиит»
Б.Г. Галактионов. Он же исполнил
огромный портрет в рост с разно-
образными регалиями.
«Я не солгу,
если от имени всех,
Кто сейчас
В стенах Гипроникеля,
Скажу, что
нам радостен яркий успех
Нашего Учителя.
Что в день юбилейный,
торжественный миг
От Черного моря
до пролива Вилькицкого
Пусть слышат, завидуют:
я ученик
Профессора Кальницкого!»
Борис Григорьевич Галактио-
нов - как целый мир. Закончив
факультет промышленного транс-
порта ЛИИЖТа, он пришел в па-
пину лабораторию. Был человеком
универсальных талантов - «энцик-
лопедист». «Наш синтетический
талант: художник, слесарь, музы-
кант», - шутил «Гипроникель».
Блестяще, почти профессиональ-
но, играл на гитаре, пел, писал сти-
хи, виртуозно рисовал. Имел от-
страненный и непростой характер.
Мало ездил в командировки - бо-
лел. Отцу был предан безгранично,
и его преданность жива в сохранив-
шихся стихах и рисунках.
..
Самая яркая страница из гип-
роникелевских
воспоминаний
связана с игрой в «козла». Неза-
долго до обеда все - кто как мог -
судорожно съедали что-то съедоб-
ное, чтобы с прозвеневшим звон-
ком кинуться к игральным столам,
освобожденным от бумаг. Играли
и мужчины, и женщины. Шумно и
весело. Где она теперь - эта самая
любимая игра шестидесятых?
В 1957 году, когда мне было
5 лет, вся компания выехала на
лето на карьер у станции Кузнеч-
ное под Ленинградом. Проводили
испытания разработанных машин
в естественных условиях. Энер-
гичный Эдуард Николаевич Тете-
рев в те годы изобрел энергетичес-
ки замкнутый цикл конвейеров,
который испытывали в природ-
ных условиях. Несколько лет вы-
езжали на полигон.
Жили в палаточном лагере на
берегу озера. Нас - как мы ни умо-
ляли - в палатках не поселили, нам
сняли дачу. Зато купили 5 цыплят,
которые паслись в загоне с хозяйс-
кими и отличались от них черниль-
ными отметками на крыльях. Мы
были абсолютно урбанистически-
ми детьми. Деревенская жизнь нас
потрясла и захватила целиком.
Больше всего мы любили ходить в
гипроникелевский лагерь, который
жил по своим законам. Душой и
заводилой была Нина Петровна
Кахутина. Она казалось такой нео-
Демонстрация 7 ноября 1937 г Слева направо: Л. Поссель,
Я. Кальницкий, Н. Соколова, В. В. Порчевский, В. Дубовицкий
37
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 36 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 38 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст