И
стория учреждении
быкновенной красавицей, что все-
гда хотелось быть к ней поближе.
«Хочу сидеть между Ниной Пет-
ровной», - орала я.
На природе тоже играли в до-
мино. Возле «игорного места» сто-
яло огромное бревно: проигравшая
пара отпиливала кусок «на дрова»
- дело было нелегкое. Руководил
хозяйством Сергей Коблянский,
порядок был идеальный.
Кроме «козла» еще был префе-
ранс. Как правило, играли дома по
вечерам. Я обожала сидеть у стола
вместе со взрослыми, слушая их
неизменные прибаутки: «Под игро-
ка с семака, под вистуза с туза»,
«Двух красных не бывает», «Жена
и скатерть враг преферанса». Игра-
ли не на деньги, а на какие-то неотлож-
ные хозяйственные дела. Много поз-
же, терпеливо и последовательно,
отец учил нас с сестрой играть в пре-
феранс. Кстати, учил и пить водку,
всегда говоря, что это необходимо,
ибо на свете «нет ничего хуже пья-
ной бабы.
..».
Много ли пили в компании?
Достаточно. Бывали ли пьяны? Ко-
нечно. Помню озорной припев пе-
сенки на мотив «Пусть всегда будет
солнце», в котором начальники, в
соответствии с иерархией должно-
стей, должны были «проставиться»
в компании по поводу и без:
«С Вас два литра, Кальницкий,
Литр с Вас, Гулевицкий.
И пол-литра - с Тычины,
И чекушка со всех!»
Докторскую диссертацию отец
защищал в Москве в 1962 году.
Ему было 47 лет. В его архиве со-
хранилась пачка поздравительных
телеграмм, полученных из дома -
из «Гипроникеля». Телеграммы
подписаны одной, двумя, тремя
фамилиями. Их много, и они раз-
ные. Видимо, с каждым существо-
вала своя, единственная, система
отношений, которые складывались
годами:
«Родила земля
Кальницкого Якова.
Родила не вдруг,
но зато и не всякого.
Для горной науки
его создавала,
Рудтранспортом
вместо касторки питала».
Все праздники «Гипроникель»
отмечал вместе у кого-то дома.
Чаще всего у нас. Для мамы никог-
да не было неожиданностью, когда
в день рождения отца - 4 апреля -
в дом вместе с ним вваливалась
веселая орава гипроникелевцев и
присоединялась
к
ожидавшим
друзьям и родственникам. Всегда
вместе, «в складчину» отмечали
Новый год, готовили культурную
программу, писали стихи. Дамы
приходили очень нарядные. У Иго-
ря Пресса жена была солисткой
Малого оперного театра, она «за-
давала тон».
Однажды должны были приду-
мать друг для друга подарки «со
смыслом». Папе выпало по жребию
«одаривать» Аркадия Владимиро-
вича Соболя, который был очень
красивый, очень ухоженный и
очень важный. Под ярые протесты
нашей толерантной мамы папа ре-
шил вручить ему детского пласт-
массового индюка. Однако, обой-
дя все близлежащие магазины иг-
рушек, нашел только петуха. Дол-
го дома обсуждали проблему, а по-
том, решив, что петух и индюк все
же имеют разные смысловые от-
тенки, от этой версии подарка во-
обще отказались.
В другой раз для «прикола»
потребовался козел для кого-то из
ярых игроков, и с козлом возник-
ли проблемы. Помню - папа на кух-
не отпиливал лобзиком вымя у
игрушечной козы, чтобы достичь
желаемого результата. Вышла дыр-
ка, которую заклеили пластырем,
а потом козу выбросили за неэсте-
тичность.
Подтрунивали друг над другом
и шутили очень по-доброму, и
внешне казалось, что жили, как
одна семья. Наверное, в семье бы-
вало всякое: ссоры, размолвки.
Поговаривали об интригах в мно-
гочисленных командировках. Отец
сокрушался, что обо всем узнает
последним, - жизнь вверенных ему
людей интересовала его только в
деловом аспекте и в аспекте добра,
которое можно для них сделать.
Бывали обиды. Тогда отец, при-
ходя с работы, гремел на кухне: «Я
ему руки не подам!» - и это было
высшим проявлением нелюбви и
высшей мерой осуждения. Я, ма-
ленькая, тряслась от страха, думая:
как таким чудесным и веселым лю-
дям можно не подать руки. А зачас-
тую, наверняка, были основания.
Помню один серьезный скан-
дал. Помимо шедевров вербально-
го жанра «гипроникелевцы» упраж-
нялись в живописи. Она делилась
на серьезную и карикатурную. В
этом жанре в конце 1950-х годов
была создана своеобразная «Кре-
тинная галерея», где эпиграммы
были ярко проиллюстрированы.
Карикатуры были достаточно тра-
диционны: к наклеенной на ватман
фотографии пририсовывали все,
что было допустимо и возможно.
Успех галереи был ошеломляющим.
Спустя несколько лет, в 1965
году, увидел свет гигантский аль-
бом «Ученых цвет за десять лет»,
созданный к первому юбилею ла-
38
Редакция газеты «За никель и олово». 1937 г
Слева направо: Я. Б. Кальницкий, Ю. Г Пессоть, М. Б. Буйницкий,
Е. М. Ядриканский, И. А. Русаков
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 37 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 39 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст