И
стория учреждении
40
Сотрудники «Гипроникеля» в актовом зале на Парковой ул., 4
ли, а уникальный альбом жив до
сих пор.
..
Кстати, одним из поводов для
смеха было забавное сочетание фа-
милий членов лаборатории: Соро-
ко, Тетерев, Соболь. Однажды, ког-
да приехал кто-то министерский и
ему представили списочный состав
поименно, проверяющий рассмеял-
ся: «Куда попал! Зверинец!».
Неслужебная жизнь «Гипро-
никеля» была буквально прони-
зана стихами. Десятки баллад,
поэм, песен сохранились в нашем
архиве - и поверьте, это далеко
не худшие образцы приватной
поэзии. Во многом задавал тон
сам отец - и дома, и на работе ни
один праздник, ни одно событие,
ни одно застолье не обходилось
без веселых рифм.
Особенно запомнилась поэма,
написанная им в январе 1968 года
к восьмидесятилетнему юбилею
Александра Онисимовича Спива-
ковского - патриарха горной ме-
ханики, которого в научных кру-
гах звали только по инициалам -
АОС - и никак иначе. Его научные
труды, разработки и изобретения
обеспечили техническое перевоо-
ружение промышленного транс-
порта насыпных грузов во многих
отраслях народного хозяйства:
«Не страшен никакой вопрос, ког-
да на свете есть АОС!».
К юбилеям Спиваковского -
«мэтра» - в «Гипроникеле» готови-
лись, как к профессиональным праз-
дникам. Не дожидаясь никаких из-
вещений, не наводя предваритель-
ных справок, приезжали друзья и
ученики в Москву, чтобы отметить
его 60, 70, 80, 90(!) лет. На юбиле-
ях, по рассказам отца, бывали веду-
щие специалисты из всех основных
угольных, рудных, горнохимичес-
ких бассейнов страны.
Юбилейное приветствие было
написано в виде открытого письма
Евгения Онегина Спиваковскому
и блистательно проиллюстрирова-
но Галактионовым. Тончайшие, аб-
солютно профессиональные (даже
с моих сегодняшних, искусство-
ведческих
позиций)
рисунки
изящно покрывали поля рукописи,
придавая ей вид старинного манус-
крипта. Оригинал был переплетен
в темный бархат, на нем сделано
золотое тиснение на филигранной
накладке - Борис Григорьевич
умел и это. (Его руками, к слову
сказать, сделаны первые нагрудные
значки «Гипроникеля»).
С берегов Невы Онегин пафос-
но приветствовал главу научной
школы рудничного транспорта:
«Трест, рудник,
шахта, институт -
У вас ученики повсюду
И крепко любят Вас и чтут
Везде, где добывают руды,
Где уголь на-гора идет,
Река могучая течет -
Миллионы тонн чудесных грузов
В актив Советского Союза!
Прекрасно, свято Ваше дело!
Его Вы продолжать должны
На процветание страны!
- Какие восемьдесят лет?
И половины даже нет!»
Успех подарка был ошеломля-
ющим, и, понимая горечь расста-
вания с рожденным шедевром, Га-
лактионов сделал для отца копию,
написав
в
выходных
данных:
«Puble le 25.I.
1968.
Tirage 2
exempl.». Сегодня эти шутливо-по-
чтительные строки - символ взаи-
моуважения и любви соратников
по общему делу. В книге вложен
(отец был предельно четок в хра-
нении своих документом и трудов)
благодарственный ответ академи-
ка, написанный чуть высокопар-
ным языком старой интеллиген-
ции, которой сегодня нет даже в
помине: «Дорогой Яков Борисо-
вич! Прочитал я в спокойной об-
становке Ваше произведение, вос-
хитился и изумился. Вы таки (под-
черкнуто в тексте. -
Е. К.
)
во всех
отношениях талантливый человек
и умница, каких мало! А какое
оформление, какие рисунки! И кто
этот художник? А шрифт, а пере-
плет!! Одним словом - сплошные
восклицательные знаки. Целую
Вас. Ваш АОС».
Александр Онисимович Спива-
ковский скончался в Москве на
99- м году жизни. Через год, к его
100- летнему юбилею, вышла напи-
санная отцом книга о его жизненном
пути, полная почтения к Учителю.
В детстве мне казалось, что
«Гипроникель»
поддерживает
связь со всей страной. Переписка
отца была весьма обширной - 3-4
деловых письма он получал ежед-
невно. Эпистолярный жанр, понят-
но, диктовал свои требования, и во
всех письмах были подробности
частной жизни коллег и последние
новости далеких регионов. Я от-
четливо помню, что, войдя в дом с
пачкой писем, отец сначала шел к
огромному старинному рабочему
столу (сегодня на нем стоит мой
компьютер), читал письма и мо-
ментально садился отвечать. Мама
из кухни сердилась: «Пообедай -
освободи меня!».
Семейный обед в доме был
ритуалом: нас с сестрой отпускали
«с обеда» только в случае крайней
необходимости: родители счита-
ли, что хотя бы полчаса все долж-
ны посидеть вместе. А ели стреми-
тельно быстро - 10 минут от силы
- и эта дурная привычка осталась
у меня навсегда и перешла к сыну.
Самым интересным временем
были предновогодние дни. Тогда на
письменном столе лежали горы те-
леграмм, открыток, поздравитель-
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 39 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 41 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст