К 70-
л е т и ю и н с т и т у т а
«Г
и п р о н и к е л ь
»
И
стория учреждении
компьютеры и бронзовые двери
их надо лишь увидеть и понять.
С упрямой радостью
пишу сонеты,
Пока живу, я буду их писать».
Этому стихотворению почти
20 лет, а слова о компьютере - толь-
ко прозорливость таланта. Еще
М. Б. Хаздан собирал памятные ме-
дали с портретами великих людей,
ездил на фалеристический рынок
в ЦПКиО. Покупал дорого - по
пять рублей: норильчане зарабаты-
вали хорошо. Летом ездил в экс-
педиции за цветными камнями -
очень любил их собирать, а потом
зимой гранить. Он нравился мне
безумно - ко времени нашего зна-
комства мне было уже далеко за 20.
Я берегу кольцо с красивым агатом
- его подарок. После папиной смер-
ти он уехал в эмиграцию, связь пре-
рвалась. Месяц назад на музейной
конференции я встретилась с ди-
ректором норильского музея, на-
угад спросила про М. Б. Хаздана -
он часто печатал стихи в местной
периодике. По возвращении домой
моя коллега навела справки и по-
звонила: оказалось, что год назад,
один, почему-то без семьи, Марк
Борисович вернулся в Норильск,
и очень скоро умер где-то в конце
2003-го, а я узнала только через три
месяца. Догадываюсь, что это гру-
стная история.
..
Марк Борисович Хаздан - это
тоже «Гипроникель».
Кроме учеников в «Гипрони-
келе» работали папины друзья, и
прежде всего Самуил Семенович
Кривошеин. Он работал в проект-
ной части, занимался проблемами
гидротехники, и сидел не на Пар-
ковой, а на Невском - в доме Эн-
гельгардта. С отцом они познако-
мились в Воркуте во время войны,
и их дружба была удивительной.
По любому поводу эта пара всегда
имела диаметрально противопо-
ложные мнения, они спорили до
хрипоты, но были друг другу инте-
ресны до бесконечности, и в про-
странстве и во времени.
Кривошеины
были
самые
близкие друзья родителей. С ними
вместе снимали дачу, ходили за
грибами, ездили в отпуск. В гости
друг к другу ходили два раза в не-
делю. Раз Кальницкие к Кривоше-
иным. Раз - наоборот. В этих слу-
чаях, пожалуй, даже не всегда по-
являлась на столе бутылка вина.
Мама делала винегрет, варила кар-
тошку, шутила: «Грубы корма».
Обсуждали прочитанные книги,
журналы. Однажды рассорились
из-за фильма «Мужчина и женщи-
на»: один был в восторге, другой
ушел с полсеанса.
Блистательной, я бы сказала,
роскошной женщиной в нашем
доме была - и есть - Рашель Иса-
евна Школьникова. Она возглав-
ляла в «Гипроникеле» химическую
лабораторию, занималась важней-
шими проблемами пылеулавлива-
ния. Верность моим родителям она
соблюдает свято: за 15 лет, не про-
пустив ни одного раза, едет она че-
рез весь город, чтобы почтить их
память. 4 апреля - папину. 1 мая -
мамину.
Разговоры были такие инте-
ресные, что захватывало дух. В
юности за домашним столом я уз-
нала о культе личности, о репрес-
сиях, о многом другом. Ни едино-
го раза в моей жизни отец не ска-
зал: «Это не для детских ушей. ».
Запретных тем не было. Когда отцу
уже было лет 60, я бешено увлек-
лась самиздатом. Об опасности та-
кого чтения догадывалась, подвес-
ти отца не хотела - он, понятно, был
членом партии. Однажды я явилась
к нему с докладом и сообщила, что
углубленно изучаю Солженицына,
размноженного
фотоспособом.
«Это твое право», - коротко отве-
тил отец, и я всегда буду помнить с
благодарностью, как он дал мне
право нестандартно мыслить, ниче-
го не бояться и «резать правду-
мать», как говорила мама. Она во
всем мягко и незаметно дополняла
отца, и была ему преданна безгра-
нично: когда он ушел, она просто
не смогла без него, хотя была мо-
ложе на 10 лет.
Все мое детство, юность, моло-
дость, провожая меня в школу, ин-
ституты, на свиданья, на работу, она
говорила одно и то же: «Лена иди,
и не ищи правду.
.». А я всю жизнь
искала и, надо признаться, не на-
шла до сих пор.
Весной 1982 года коллектив
гипроникелевцев получил премию
Совета министров СССР. К тому
времени отец уже не заведовал на-
учным отделом, а работал в долж-
ности старшего научного сотруд-
ника-консультанта. В благодар-
ственном письме на имя министра
цветной металлургии П. Ф. Лома-
ко он после положенных слов бла-
годарности писал: «Не могу не до-
бавить к этому, что гордимся прин-
ципиальной и справедливой пози-
цией нашего Министерства, кото-
рое (в отличие от многих других
участников работы) включило в
состав авторского коллектива не
высокое начальство, а фактичес-
ких исполнителей работы». Этой
наградой отец особенно дорожил,
и носил лауреатскую медаль на
«выходном» (как тогда говорили)
костюме. «Со свойственным Вам
«чувством нового», Вы были од-
ним из первых, кто не только раз-
делил со мной мысль о перспектив-
ности поточного транспорта в руд-
ных карьерах и шахтах с использо-
ванием конвейера нового типа, но
и немало способствовал тому, что
этот конвейер получил «путевку в
жизнь», что мне и хотелось особо
отметить», - поздравлял отца из
Москвы Спиваковский.
Кстати, все последние годы
отец каждую пятницу проводил в
Москве, где с сентября по май еже-
недельно заседал Комитет по Ле-
нинским премиям, членом которо-
го он был.
«Поражает наш
удивительный шеф:
Он без клюки уверенно, ловко.
Каждую пятницу -
в командировку.
Что-то в Москве
печется за всех.
Там, где Кальницкий -
делу успех», -
пел «Гипроникель».
Но ездить становилось все тя-
желее, сердце сдавало, не всегда
помогал знаменитый Кушаковс-
кий. За год до смерти отец задумал
издание большой работы «Рудник
будущего» и практического посо-
бия по безопасной работе на шах-
те. Он писал эту книгу и очень то-
ропился, боялся не успеть.
Он успел ее закончить. Руко-
пись к печати подготовила моя
старшая сестра, книга увидела свет
менее чем через год после папино-
го ухода, весной 1989 года.
И вот уже пятнадцать лет по-
старевшие гипроникелевцы, кто
может и хочет помнить, приходят
к нам в день его рождения - 4 ап-
реля, а я всегда думаю, что это
важно не только для них и для
меня, а - смею надеяться - для
наших детей.
43
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 42 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 44 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст