П
и
исатели о Петербурге
6
пе, с черными небольшими бакен-
бардами и говорил:
- Писателя Лейкина мне надо
видеть. Здесь он живет?
- Здесь. Это я, - дал я ответ. -
Что вам угодно?
- Имею вам кое-что сказать.
Позвольте раздеться. Я - Салты-
ков.
.. писатель Салтыков. Щед-
ри н . Приехал от Некрасова пере-
говорить с вами.
Я обомлел и стоял, как исту-
кан. Передо мной действительно
стоял Салтыков-Щедрин, которо-
го я теперь узнал по имевшемуся у
меня его портрету издания «Худо-
жественного листка» Тимма. Я не
мог и представить себе такой чес-
ти. Салтыков сам снял с себя шубу
и повесил ее в прихожей на вешал-
ку. Я до того растерялся, что даже
не помог ему сделать этого. Кое-как
оправившись, я, однако, пригласил
его в гостиную. Он сам и начал:
- Николай Алексеевич Некра-
сов и я читали ваших «Апраксин-
цев» в «Библиотеке для чтения»,
и нам они очень понравились. Чи-
тали и ваши милые рассказы в «Ис-
кре». Очень своеобразно. Писать из
купеческого быта трудно после
Островского, но вы не подражае-
т е . У вас свое. И вот Некрасов
поручил мне заехать к вам и про-
сить вас дать нам что-нибудь для
«Современника».
Я, как говорится, земли под
собой не слышал от радости и вос-
торга. Михаил Евграфович Салты-
ков-Щедрин казался мне чем-то
великим, недосягаемым, и вдруг он
у меня! Я зачитывался его «Губерн-
скими очерками», о нем я слышал
столько восторженных речей от со-
трудников «Искры», от самого
В. С. Курочкина, который даже ез-
дил к нему советоваться с некото-
рыми рукописями, как мне было
известно, а я и на Курочкина смот-
рел, как на нечто огромное.
Кое-как я оправился и отве-
чал:
- Мне так лестно, так лестно
ваше предложение, что я и выразить
не могу. У меня есть начатая повесть
«Биржевые артельщики», но она
написана только наполовину.
- «Биржевые артельщики»? О,
это опять должен быть своеобраз-
ный быт, как и ваши «Апраксин-
цы». Давайте, давайте нам эту по-
весть для «Современника»! Давай-
те то, что у вас есть. Мы напечата-
М. Е. Салтыков-Щедрин
(1826-1889)
ем начало, а потом вы будете про-
должать. Ведь вы скоро пишете? -
говорил Салтыков.
- У меня и начало еще не отде-
лано. Ч ерновик. Надо перепи-
сать.
- Так отделывайте скорей и
приносите к нам в «Современник».
Мы сейчас же напечатаем. А вы
пишите продолжение, поналягте
хорошенько, поусидчивее пишите.
Помню, что на глазах моих
были слезы радости. Они мешали
мне говорить.
Я обещал доставить начало ру-
кописи через неделю и даже пока-
зал Салтыкову эту рукопись. Он
перелистовал ее, посмотрел и про-
говорил:
- Хорошо, четко пиш ете. И
переписывать не надо. И так на-
берут. И не такие рукописи наби-
рают. Разве исправления будете
делать.
Затем Салтыков расспросил
меня, где я служу, с кем я живу, и,
узнав, что я живу в большой семье
отца, покачал головой.
- В большой семье трудно за-
ниматься литературной работой, -
сказал он.
Таково было посещение меня
Салтыковым.
Приведу, кстати, отзыв моего
дяди о посещении меня Салтыко-
вым. Он не читал произведений
Салтыкова и не был знаком с его
литературным значением. Здесь
также выразилось его неудоволь-
ствие к моему литературному тру-
ду, а также и пренебрежительный
взгляд на мое положение. Он
не
сознавал, что я уже выдвигался на
литературном поприще и, как го-
ворится, был на виду.
- Кто это у тебя был? - спросил
он меня после ухода Салтыкова.
- Знаменитый писатель, сати-
рик, Михаил Евграфович Салты-
ков, - отвечал я, млея от восторга.
- Приглашал меня работать в «Со-
временнике».
Дядя нахмурился.
- Знаменитый. Был бы знаме-
нитый, так к тебе не приехал бы, -
пробормотал он.
А дядя был добрый человек,
много давал отцу в подспорье на
содержание нашей семьи и любил
всех нас безгранично.
«Современник» был на высо-
ком счету. Сотрудники его счита-
лись литературными генералами.
Приглашение Салтыкова меня ок-
рылило.
Работа закипела. Я засел за от-
делку повести «Биржевые артель-
щики», никуда по вечерам не выхо-
дил из дома и писал. Даже сказав-
шись больным, не пошел раз в кла-
довую и сидел над рукописью днем
и ночью и наконец приготовил ее
для отдачи в «Современник». Пер-
вая часть повести была написана
так, что могла считаться как бы окон-
ченной. Быт артельщиков был изоб-
ражен вполне, и только фабула рас-
сказа не имела еще конца.
Здесь я запишу, как я познако-
мился с Некрасовым и при какой
обстановке видел его. Видел его я
всего один раз
и разговаривал
с
ним не более пяти минут, но память
окончательно изменяет мне, видел
ли я его тогда, когда относил руко-
пись в «Современник»,
или уже
по отпечатании ее в журнале.
Часов около двух дня пришел
я в редакцию «Современника», на-
ходившуюся в доме А. А. Краевс-
кого на Литейном проспекте, на
углу Бассейной улицы, при квар-
тире Некрасова. Первое, что я уви-
дел в прихожей, - было чучело гро-
мадного медведя, стоявшее на зад-
них лапах, опершись передними на
толстую палку. Во второй комнате,
скудно меблированной, опять два
медведя - один изображавший
диван, другой медведь в углу, на
дыбах и с подносом в лапах, на ко-
тором стояли графин и стакан.
В
этой комнате меня встретили Алек-
сей Николаевич Плещеев и Апол-
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 5 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 7 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст