лон Александрович Головачов.
А. Н. Плещеев писал что-то за пись-
менным столом. Кажется, он в то
время был секретарем редакции.
Как с Плещеевым, так и с Голова-
човым я встретился тогда в первый
раз. Я сказал свою фамилию, и мы
познакомились. Плещеев тогда был
полный блондин, еще без седины, с
большой окладистой бородой, с
добродушными голубовато-серы-
ми глазами, с очень густыми воло-
сами на голове; Головачов - чер-
ный, с красноватым лицом, не-
сколько лысоватый уже и тоже с
окладистой бородой. Узнав, что я
желаю видеть Некрасова, они мне
сказали, что он занят с кем-то, но
скоро освободится.
Некрасов действительно ско-
ро освободился, и я вошел к нему
в кабинет, откинув тяжелую пор-
тьеру. Там, в кабинете, были опять
два медведя: один лежал под пись-
менным столом, другой стоял в
углу. Некрасов был страстный
охотник, и эти медведи, из кото-
рых были сделаны чучела, были им
самим убиты, как рассказывали
мне. Некрасов поднялся из-за пись-
менного стола и направился ко мне
навстречу, когда я вошел к нему. С
маленькой черной бородкой с про-
седью, с редкими волосами на го-
лове, через которые на лбу и на те-
мени просвечивала кожа, одет он
был в бархатную жакетку, и из-за
жилета выглядывал кусочек ярко-
го красного галстука. Некрасов в то
время имел вид больного челове-
ка, лицо его было желтовато-серое,
на ходу он как-то хлябал ногами и
говорил сиплым голосом.
- Читал, все ваше читал. Зна-
ком с вашими произведениями.
Мне они нравятся. Да и вообще
это такой быт, из которого надо
писать теперь, кто его знает, - го-
ворил он мне. - Теперь надо зна-
комить читателя с народом и с тем
людом, который выходит из наро-
да. Ведь в них вся будущность
России.
.. Пишите, батенька, нам,
пишите, а мы будем печатать. Ведь
вы еще не окончили ту повесть,
которую дали нам.
Мы ждем
исатели о Петербурге
Н. А. Некрасов
(1821-1877)
окончания. И поторопитесь, и по-
торопитесь окончанием.
Я обещал. Затем поднялся и
стал откланиваться. Некрасов меня
не удерживал. При прощании со
мной, он взял мою руку одной ру-
кой, прикрыл ее другой своей ру-
кой и хотя сиплым, но ласковым
голосом проговорил:
- До свидания. Увидимся,
когда принесете окончание руко-
писи. Пишите, пишите.
У вас хо-
рошо выходит. Вы знаете тот быт,
из которого пишите. Но одно могу
посоветовать.
У вас добродушно
все выходит. А вы, батенька, зло-
бы, злобы побольше.
Теперь вре-
мя такое. Злобы побольше.
Он потрясал мою руку и, когда
я уже очутился в дверях, опять
крикнул мне:
- Помните, батенька: злобы
побольше!
Окончание повести «Бирже-
вые артельщики» не удалось мне
доставить своевременно. Ранней
весной, в гололедицу, возвращаясь
домой из гостей от моей тетки, вме-
сте со всей моей семьей, я упал на
Загородном проспекте, у Пяти уг-
лов, и так неудачно, что сломал себе
ногу. Падение было ужасное по сво-
им последствиям. Излом оказался
в шейке бедра. Сначала думали, что
у меня только сильный ушиб с рас-
тяжением связок, но потом врачи
убедились, что был перелом, так как
нога укоротилась. Меня подняли без
чувств, привезли домой, и дворник
с большим трудом внес меня на
плечах в нашу квартиру. Боль была
страшная. Дело было ночью. Долго
не могли найти доктора, и в конце
концов он приехал только утром.
Как бы то ни было, но в результате я
был прикован к постели. Сначала
компрессы, а затем крахмальная
повязка. Первое время нельзя было
не только писать, но даже и читать.
Малейшее движение причиняло
невыносимую боль. Да и впослед-
ствии нельзя было не только са-
диться, но даже и приподняться, так
как повязка была наложена до жи-
вота. И как же грызла меня совесть,
что я не могу доставить окончание
повести в «Современник»! А там
ждали и не печатали начала. Узнав
о моей болезни, меня приехал на-
весить А. А. Головачов и спраши-
вал об окончании повести. Я отве-
чал, что как только немного мне
будет полегче, я хоть лежа, но при-
мусь писать. А легче не делалось. С
постели я встал только в мае, из-
нуренный, кое-как передвигаясь по
комнате на костылях, и писать со-
всем не мог. Кроме того, меня угне-
тало то, что изломанная моя нога,
хотя и срослась кое-как, но после
снятия повязки совсем не двигалась
ни выше колена, ни в колене и вис-
ла, как плеть.
А в «Современнике» ждали
окончания повести и только в
июле, уже изверившись, что окон-
чание будет доставлено, помести-
ли в № 7 журнала моих «Бирже-
вых артельщиков», не упомянув,
что
будет
окончание
повести.
Окончание я, однако, доставил к
ноябрьской книжке «Современни-
ка», в которой оно и было напеча-
тано. Этим объясняется перерыв
повести с № 7 до № 10 журнала. А
в Петербурге, среди читающей
публики, ходили слухи, что окон-
чание повести в № 8 потому не
было напечатано, что будто его не
пропустила цензура.
7
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 6 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 8 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст