С
о
овременные мемуары
зации новой армии или даже от-
ряда. Я говорил об этом со всеми
моими сослуживцами и с теми
офицерами, которых встречал в
Проскурове, где находились шта-
бы и некоторые части. Но большо-
го успеха мысли мои не имели.
Между тем здесь же в это вре-
мя произошли два события, имев-
шие большое влияние на дальней-
шее - это выступление с румынс-
кого фронта отряда ген. Дроздовс-
кого и занятие Малороссии немец-
кими войсками.
Ввиду почти полного отсут-
ствия почты из-за хаоса, охватив-
шего Россию, мы ничего не знали о
том, что делается в ней. Между тем
на самом южном фронте нашей ар-
мии - в Румынии - нашелся ген.
Дроздовский, имевший блестящую
мысль создать новую армию для
борьбы с большевиками, создав-
ший ее и записавший этим свое имя
в историю. Как я уже говорил выше,
формировать новую армию было
нетрудно. Люди, оружие и запасы
находились в неограниченном ко-
личестве на фронтах, не хватало
одного - вождей. Дроздовский
оказался таковым, и сформировав
свой отряд, он двинулся прямо на
восток. Пройдя всю южную Рос-
сию, он пришел к Пасхе на Дон, где
соединился с Добровольческой и
Донской армиями.
Вторым крупным событием
было вступление немецких войск
в Малороссию и полное ее занятие
ими. Немцам нужны были отдан-
ные им Лениным богатства страны,
из которой они стали вывозить все,
что могли. Но сверх того они по-
пытались создать новое правитель-
ство и относительный порядок.
Будучи в Проскурове, мне при-
шлось увидеть своими глазами
прохождение австрийских и не-
мецких войск и пережить тяжелые
минуты нашего национального
унижения и позора.
Работа моя по ликвидации бри-
гады подходила к концу. Люди рас-
пускались, лошади продавались с
публичного торга, деньги сдавались
в казначейство. Наконец 10 марта
все было кончено, и мне оставалось
распрощаться с генералом, а также
с Терновским и теми еще двумя
или тремя молодыми офицерами,
оставшимися в бригаде. Генерал
неожиданно решил ехать на Дон, но,
ввиду фактической невозможнос-
М. Г. Дроздовский
ти, остался в Гриневцах. Терновс-
кий поехал куда-то на запад, на по-
иски сам не зная чего. Много лет
спустя я узнал, что Терновский вер-
нулся в Петроград, где служил у
большевиков в Красной армии, а
затем не то умер, не то был расстре-
лян ими же. Молодые офицеры
уехали в Петроград, а что касается
меня самого, то я решил пробрать-
ся на соединение с Дроздовским.
Ехать пришлось поездом на Белую
Церковь. Оттуда надо было наво-
дить все справки и пробираться как
только возможно. С прибытием
немцев порядок, хотя бы в запад-
ной Малороссии, стал налаживать-
ся, железные дороги и почта начали
снова действовать, но при всем этом
сведения обо всем были самые про-
тиворечивые и явно не полные. Ба-
гажом я обременен не был, имелся
только один чемодан, складная кой-
ка и сумка на плечо. Со всем этим я
мог идти даже и пешком.
В Белую Церковь, куда я при-
ехал с несколькими молодыми сол-
датами, готовыми со мной идти в
новый поход и на новую войну, я
стал выяснять всякими способами
обстановку. Оказалось, что Дроз-
довский, не дожидаясь, конечно,
меня, шел прямо на восток, впере-
ди немцев. Он бил большевистские
отряды, попадавшиеся ему, а нем-
цы следовали за ним и восстанав-
ливали железные дороги. Достиг-
нуть отряда Дроздовского при этих
условиях было невозможно, а од-
новременно с этим мое самочув-
ствие неожиданно ухудшилось.
Мне не оставалось ничего другого,
как ехать в Киев, где была возмож-
ность и прожить, и войти в связь с
кем надо, а также полечиться.
Туда я приехал незадолго до
Пасхи. Город был занят немцами, но
правительство было «щирое» мало-
российское с большой долей боль-
шевизма. Город сильно пострадал от
нашествия большевиков, погибла
масса народу, главным образом из-
за стихийных расстрелов больше-
виками. Мне довелось посетить и
видеть своими глазами горы трупов
в местном монастыре, а также в не-
которых подвалах. Видно было, что
расстреливали всех, кто попадался
под руку. Осматривая трупы, я уз-
нал двух лицеистов, личность ко-
торых была установлена и которые,
по странному капризу судьбы, на
военной службе даже не состояли.
В Киево-Печерской лавре, где про-
исходил большевистский «суд» и
расстрелы, мне довелось познако-
миться с кучей решений «народно-
го суда». Они были довольно одно-
образны. Обвиняемый - офицер,
сделал войну на фронте, в револю-
ции не участвовал, значит, подле-
жит расстрелу. В редких случаях,
если верить этим постановлениям
«суда», офицер раскаивался, утвер-
ждал о своей лояльности к больше-
викам и был, в таком случае, осво-
божден. Сотни и сотни офицеров и
представителей интеллигенции по-
гибли глупейшим образом. Но ки-
евская резня была не единственной
в России. Из Петрограда вести
были не лучше. Собравшиеся там в
громадном количестве офицеры и
вообще петроградские обыватели
провели очень веселую зиму, пол-
ную приемов и кутежей! Мне даже
непонятно, как можно было дойти
до этого, но подтверждения факту
были многочисленные. Однако пир
продолжался недолго. Произошло
убийство Урицкого, в результате
которого пошли поголовные обыс-
ки и аресты офицеров. За арестом
последовало и их истребление, и
говорят - даже без выстрела. Арес-
тованных сажали на баржи и везли
из Петрограда в Кронштадт. В Фин-
ском заливе их со связанными ру-
ками бросали в воду! Так глупо по-
гиб, между прочим, мой командир
батареи Тимофей Тимофеевич Бе-
ляев. Человек он был исключитель-
но порядочный и образованный.
9
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 8 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 10 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст