Р
ецензии
94
кие, таежные, горные виды расте-
ний, а также те, которые были свой-
ственны лиственным лесам, лесо-
степной и даже степной местнос-
тям. Чего стоит только сообщение
о том, что около тысячи лет назад
в наш регион начали проникать от-
дельные виды флоры из Средизем-
номорья, Передней Азии, а позже
- Средней Азии и Северной Аме-
рики (с. 12)!
Тамара Константиновна умело
проанализировала петербургскую
топонимику, использовав и ее как
своеобразный и надежный истори-
ческий источник познания зелено-
го мира Петербурга.
Очень важен вывод о том, что
«начало строительства Петербур-
га произвело капитальную встряс-
ку в природном растительном по-
крове облюбованной Петром I
территории» (с. 22). Это застав-
ляет задуматься нас сегодня о гря-
дущей перспективе. Вроде бы ме-
лочь, но из петербургской флоры
навсегда исчезли дерн шведский,
солнцецвет монетчатый, волчье
лыко и многие другие растения
(с. 32-33). Сейчас, конечно, не-
возможно представить, что на Ва-
сильевском
острове
в
начале
XVIII века среди зарослей ольхи
паслись коровы, лошади, а иногда
даже олени (с. 30).
Очень бережно автор моногра-
фии собирала и использовала ма-
териалы литературных произведе-
ний, например роман И. И. Лажеч-
никова «Ледяной дом» (с. 56).
Некоторые фрагменты книги
поражают своей неожиданностью.
В частности, интересен такой сю-
жет. До XVIII века среди водных
растений Петербурга никогда не
было элодеи канадской. Но, как за-
метила Т К. Горышина, «этот при-
шелец из-за океана, путешествуя на
днищах кораблей, попал в Европу
только в следующем столетии (в
1836 г.) и быстро стал осваивать
европейские водоемы, получив за
свой агрессивный характер еще
одно наименование - “водяная
чума”. В Невскую дельту он впер-
вые проник в 1882 году и вскоре стал
обычным ее обитателем» (с. 59).
Сугубо петербургским сюже-
том стало описание болот, которые
когда-то были едва ли не основным
элементом городского ландшафта.
Казалось бы скучная и однообраз-
ная тема болот у Т. К. Горышиной
предстает очень любопытным яв-
лением природы. Трудно вообра-
зить, что болота в нашем городе
были на местах нынешних площа-
ди Искусств, Михайловского зам-
ка, за Конюшенным двором, в рай-
оне современной Александро-Не-
вской лавры. Даже знаменитая пе-
тербургская Коломна, вполне воз-
можно, по мнению автора, получи-
ла свое название как производное
от слова «колонна», то есть просе-
ка, проложенная в болотистом лесу
для его осушения (с. 71). В XVIII
веке в Петербурге в изобилии про-
израстали голубика и морошка, а
клюква исчезла с городских болот
только в 20-е годы ХХ века (с. 75).
Было в Петербурге и свое Кулико-
во поле - огромное болото к севе-
ру от нынешнего Финляндского
вокзала, где действительно в из-
бытке водились кулики (с. 87). С
болотами горожане не могли не
считаться. Недаром первый Анич-
ков мост, построенный в 1715 году,
был в четыре раза длиннее нынеш-
него (с. 89). Однако образ петер-
бургских болот не вдохновлял ху-
дожников. Поэтому, по меткому
наблюдению Т К. Горышиной, их
на полотнах старых мастеров не
видно, словно никогда и не было
(с. 90). Представляет интерес и
еще одно авторское наблюдение:
«...чем меньше болот оставалось в
Петербурге, тем чаще и мрачнее
звучали “болотные мотивы” в ли-
тературе» (с. 94). Вероятно, таким
причудливым образом проявля-
лась писательская ностальгия по
ушедшим пейзажам.
Знакомство с книгой Т К. Го-
рышиной дает возможность лучше
представить себе, каким был наш
город в далекие годы. Оказывает-
ся, многие первые дома Петербур-
га были целиком земляными, кры-
ши, покрытые свежим дерном,
были очень похожи на зеленый луг,
что вызывало интерес у иностран-
цев (с. 98).
Тамара Константиновна про-
следила пути некоторых растений,
прибывших в Петербург из дальних
стран. Многие их них переносились
на одежде, на обуви, с багажом пер-
вых петербуржцев, на их транспор-
те. Например, вместе с зерном и
крупами в город попадали семена
южных сорняков.
(с. 101). Сейчас
из 1287 видов растений, произрас-
тающих в Петербурге и области,
более 10% - заносные (с. 103). На
привнесение в петербургскую сре-
ду новых растений влияла и циви-
лизация. Как известно, в 1837 году
между Петербургом и Царским Се-
лом начала действовать первая в
стране железная дорога, а уже три
года спустя вдоль нее были найде-
ны растения, которые в той местно-
сти прежде не росли (с. 107).
Книга изобилует многочис-
ленными статистическими сведе-
ниями. Так, в 1920 году в Петро-
граде насчитывалось 120 видов ди-
ких растений (с. 118). Но это были
«свои» растения. Рядом с ними в
садах
петербургской
элиты
в
Оранжерея Ботанического сада Санкт-Петербургского университета.
Фото конца XIX в.
История Петербурга. № 4 (2 0 )/ 2004
предыдущая страница 93 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн следующая страница 95 История Петербурга №20 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст