С
о
овременные мемуары
10
Бискупский2 и Кальницкий3,
Противник большевистский
Глоба и граф Капнист,
В боях специалист,
Там с ними забываю
Живительный покой.
Шампанского не пьют,
Задачи там дают
Разведкам и разъездам
По нескольким уездам.
И Петр Великий сам
Учиться мог бы там,
Как надо под Полтавой
Давать Полтавский бой.
И действительно, из нарядов
мы не выходили. Гоняли нас всю-
ду, и хотя по внешнему виду все
казалось спокойным, но большеви-
ки были и чувствовались повсюду.
Впрочем, это были не регулярные
войска (поскольку термин этот мог
быть употреблен для Красной ар-
мии вообще), а воровские шайки,
не всегда носившие форму и скры-
вавшиеся в лесах и среди местного
населения. Нужна была крайняя
осторожность. Общее же положе-
ние армии сильно ухудшалось.
Блестящий боевой офицер в ми-
нувшую войну, генерал Деникин,
казался выбитым из колеи, очень
неумело руководил Добровольчес-
кой армией, результаты чего ска-
зывались все больше и больше.
Армия занимала колоссальный
фронт, и отдельные ее части подо-
шли во второй половине 1919 года
близко к Москве, наведя там на
большевиков дикую панику, тогда
как красноармейцы сдавались и
убегали. Но, как мы узнали позже,
советники Деникина были очень
не на высоте, а сам он боялся моло-
дого и энергичного генерала баро-
на Врангеля, командовавшего в это
время Кавказской армией на Вол-
ге, под Царицыным. Армия его
была исключительно конной и,
очистив нижнее течение Волги,
стояла почти без дела. Зная поло-
жение на нашем фронте, Врангель
предложил Деникину перебросить
на московский фронт всю его ар-
мию, результатом чего был бы, ко-
нечно, полный и немедленный раз-
гром красных и взятие Москвы. Но
Деникин, вынужденный брать у
Врангеля то отдельные полки, то
сотни или эскадроны, испугался. В
предложении Врангеля он увидел
политическую угрозу для себя, ду-
мая, что Врангель хочет первым
войти в Москву! Результаты были
А. И. Деникин
П. Н. Врангель
катастрофичны. Взятие эскадро-
нов и сотен из армии Врангеля
приводило к гибели этих частей,
тогда как армия наша начала таять
от сыпного тифа, а Красная армия
благодаря Польше росла, вооружа-
лась и с началом зимы стала силь-
но теснить нашу. Неизбежным ре-
зультатом этого был отход нашего
фронта.
В ноябре большевики прорва-
ли фронт нашей армии у Купянска,
в результате чего началось общее
отступление. Мы получили приказ
оставить Полтаву и присоединить-
ся к отступающей армии. Предло-
жение командира нашего дивизио-
на полковника барона Таубе остать-
ся в Полтаве и не отдавать ее боль-
шевикам не было принято, и 26 но-
ября мы вынуждены были оставить
город. За последние дни жители
Полтавы выезжали из нее на юг,
пользуясь еще поездами. В числе их
были и Кулябко-Корецкие, и все, с
кем пришлось там познакомиться.
На долю моего эскадрона выпала
задача уничтожить мост на р. Ворс-
кле при выходе из города, в кото-
ром немедленно начался грабеж. В
ночь с 7 на 8 декабря мы пришли в с.
Дмитровку, где встретились с ос-
тальными дивизионами нашего
сводного полка. Впрочем, были там
только кавалергарды и конногвар-
дейцы. Кирасиры же его величества
растаяли почти полностью от тифа
и боев. Совместно со 2-м гвардейс-
ким Сводно-кавалерийским пол-
ком у этих двух дивизионов оста-
валось лишь около 60 шашек! Вся
бригада наша отступала под силь-
ным давлением красных вдоль гра-
ницы Полтавской и Харьковской
губерний. Бригадой командовал
кавалергард Шебеко, бывший ли-
цеист, от нескольких эскадронов не
оставалось и следа. Единственный
кирасир его величества находился
в кавалергардском эскадроне. Кон-
но-гвардейским эскадроном, пос-
ле выбытия из строя всех его офи-
церов, командовал улан его вели-
чества поручик кнзь Волконский.
Драгунского эскадрона больше не
было вообще.
В день присоединения к бри-
гаде, 8 декабря, мы имели бой
на реке Орели и потеряли почти
треть нашего состава. У нас было
200 шашек. Мой 2-й эскадрон был
послан в обход наступающего про-
тивника у с. Мариевского, но по-
пал в такую тяжелую обстановку,
что потерял убитыми и ранеными
больше 30 кирасир.
В разгар боя подо мной была
убита моя великолепная вороная
кобыла, которуя я получил в Пол-
таве. Кобылка эта была старой ка-
валерийской лошадью и знала
безошибочно все кавалерийские
сигналы. Знала их так, что никогда
не ошибалась и исполняла их без
малейшего принуждения с моей
стороны.
Участвовавший впервые в на-
стоящем бою корнет Собинов, не-
дурно писавший стихи, описал
этот бой, начав так:
История Петербурга. № 5 (21)/2004
предыдущая страница 9 История Петербурга №21 (2004) читать онлайн следующая страница 11 История Петербурга №21 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст