С
о
овременные мемуары
Хочется несколько подробнее
рассказать о деятельности отца, свя-
занной с графом Сергеем Дмитри-
евичем Шереметевым. К сожале-
нию, не имею дат и не могу с точно-
стью сказать, с чего он начал: со стро-
ительства Шереметевского пассажа
или с работ в подмосковном име-
нии Шереметевых Кусково.
Начну с Кусково, так как знаю
о нем меньше. Память о Сергее
Дмитриевиче отцу была, видимо,
дорога - за время их контактов у
них сложились отношения, осно-
ванные на чувстве взаимной сим-
патии. До 1937 года у отца висела
фотография Сергея Дмитриевича
в рамке, украшенной шереметевс-
ким девизом DEUS CONSERVAT
OMNIA7, выгравированном на пла-
стинке красной меди, и двумя
мальтийскими крестиками, тоже
медными, теми, что фигурируют в
гербе рода Шереметевых. Суще-
ствовала также фотография garden
party* в Кусково, где среди присут-
ствовавших был и Михаил Ви-
тольдович. И та и другая фотогра-
фии были уничтожены - «страха
ради иудейска» - в 1937 году.
Не исключено, что Михаил
Витольдович был рекомендован
Шереметеву Николаем Владими-
ровичем Султановым. Какие точ-
но работы были осуществлены под
руководством отца, не могу ска-
зать. Есть основания полагать, что
граф был ими доволен, так как у
отца был серебряный портсигар,
подарок Сергея Дмитриевича, с
выгравированной на нем надпи-
сью: «Кусково. 1911 г.».
С этим портсигаром связан
один грустный мистический эпи-
зод самых последних дней жизни
отца. Незадолго до его смерти этот
дорогой ему предмет, чудом не по-
павший в «Торгсин», вдруг пропал.
Все его искали, но безуспешно.
Очень о нем горевала моя мать.
Жалея ее, папа сказал: «Не надо
сокрушаться, может быть, эта по-
теря предотвращает какую-нибудь
большую».
Прошло
несколько
дней, и 12 апреля 1939 года, вече-
ром, отец слег в постель с очень
высокой температурой. Дня через
два (болезнь к тому времени силь-
но обострилась) портсигар вдруг
нашелся: он завалился между си-
деньем и подлокотником дивана.
Узнав, что кусковский портсигар
нашелся, отец не обрадовался, а
огорчился и помрачнел. Он вспом-
нил сказанную им фразу о предот-
вращении большой потери. 15 ап-
реля вечером отец скончался.
Шереметевский пассаж, силь-
но изуродованный в 1930-х годах,
фактически единственный дове-
денный до конца проект Михаила
Витольдовича, осуществленный в
Петербурге. Здесь мне вспомина-
ется один из устных рассказов
отца, слышанный мною более од-
ного раза, он вполне в духе петер-
бургских легенд. По первоначаль-
ному проекту пассаж должен был
быть единым пятиэтажным корпу-
сом, но в процессе сооружения зда-
ние претерпело два существенных
изменения: во-первых, из-за на-
чавшейся войны 1914 года при-
шлось отказаться от намерения
строить его пятиэтажным, а завер-
шить как двухэтажное здание, и во-
вторых.
.. - здесь вступает в силу
фактор из разряда типичных пе-
тербургских фантасмагорий.
Заказчик, граф Сергей Дмит-
риевич, просил строителя изменить
проект и вместо единого корпуса
сделать два самостоятельных зда-
ния, выстроенных в одну линию, но
разъединенных интервалом в не-
сколько метров. В новом варианте
их соединяла каменная, облицован-
ная тем же материалом, что и само
здание, красиво декорированная
стена, доходившая примерно до
уровня второго этажа (фотография
не сохранилась). В таком виде пас-
саж просуществовал до капиталь-
ной перестройки, произведенной в
1930-х годах. Михаилу Витольдо-
вичу было тогда предложено соста-
вить проект и руководить строи-
тельством, но, загруженный работой
в Гипромезе и отошедший от архи-
тектурной практики, он вынужден
был отказаться.
Впрочем, вернемся к измене-
ниям, внесенным по просьбе Сер-
гея Дмитриевича Шереметева в
первоначальный проект. Чем же
они были вызваны? Вот тут-то и
начинается
«петербургщина».
Дело в том, что надо было (разъяс-
нял граф), «чтобы из окон моего
дома, выходящих в сад, мне была
бы видна вывеска магазина Шу-
милова. Мне предсказали, что я
буду жить до тех пор, пока она мне
видна». Все уговоры сохранить
первоначальный вариант были
тщетны, и автору проекта ничего
не оставалось, как предложить ва-
риант из двух корпусов. А Шуми-
лов был всего-навсего владельцем
магазина, где торговали гробами
и похоронными принадлежностя-
ми, расположенным на Литейном
проспекте почти напротив строив-
шегося пассажа (Литейный, 52).
Уж не знаю, как Шумилову уда-
лось познакомиться и даже, ка-
жется, завязать дружеские отно-
шения с графом, и как ему удалось
убедить его в подобной ерунде.
Видимо, Сергей Дмитриевич был
очень суеверным.
Строительство Шереметевс-
кого пассажа дало повод и для дру-
гого огорчения. На территории, где
возводилось здание, находились
каменные барочные ворота, кото-
рые, как полагали, были построе-
ны Чевакинским. Поскольку тех-
ники переноса сооружений с од-
ного места на другое тогда не су-
ществовало, эти ворота пришлось
снести, что, естественно, вызвало
неблагоприятный резонанс в архи-
тектурных кругах столицы. Ми-
хаилом Витольдовичем был про-
изведен архитектурный обмер и
выполненный в акварели, к сожа-
лению, не сохранившийся, перс-
пективный вид этих ворот. Я его
отлично помню: весь он был в то-
нах охры.
Подводя итоги петербургской
строительной практике Михаила
Витольдовича, следует сказать, что
ему явно не везло. Я уже говорил о
неприятностях, связанных со стро-
ительством Шереметевского пас-
сажа, и о том, что здание Комитета
попечительства о русской иконо-
писи перестроено до неузнаваемо-
сти. А вот и последний пример.
Строительство двух симметрично
расположенных домов на террито-
рии так называемой Вяземской
лавры (нынешний Сенной рынок)
им было только начато8. Там и по
сей день можно видеть пилястры,
украшающие два нижних этажа
зданий, капители которых очень
напоминают по рисунку капители
Шереметевского пассажа, только
что без мальтийских крестиков. В
разгар строительства Михаил Ви-
тольдович аннулировал контракт с
заказчиком, так как последний по-
17
История Петербурга. № 5 (21)/2004
предыдущая страница 16 История Петербурга №21 (2004) читать онлайн следующая страница 18 История Петербурга №21 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст