С
о
овременные мемуары
18
зволил себе высказать подозрения
о каких-то денежных махинациях.
В 1915 году выходит второй,
меньший по объему, научный труд
отца «Планы московских хра-
мов»*. На нем в качестве эпиграфа
всего два слова на латинском язы-
ке - Tibi Maria (Тебе, Мария). Над-
пись эта знаменует изменения, про-
исшедшие в семейной жизни Ми-
хаила Витольдовича: в 1914 году он
развелся с Любовью Константинов-
ной и женился на дочери видного
сановника (к тому времени, как
будто, уже вышедшего на пенсию)
Марии Николаевне Зиновьевой,
двоюродной сестре своей первой
жены. В дореволюционной России
процедура развода была очень дли-
тельна, весьма малоприятна и даже
чем-то унизительна, а главное, по
законам православной церкви пос-
ле развода виновная сторона (а
отец взял вину на себя) была обре-
чена на семь лет безбрачия. По-
скольку и Михаил Витольдович и
Мария Николаевна были и всю
жизнь оставались людьми глубо-
ко верующими, они не могли пред-
ставить супружескую жизнь без
венчания. Но выход был найден: за
соответствующую мзду их согла-
сился обвенчать священник церк-
ви при Институте глухонемых, на-
ходившейся где-то в Лесном. И
сразу по завершении всех фор-
мальностей, связанных с разводом
и окончившихся 14 января 1915
года, бракосочетание было совер-
шено 23-го числа того же месяца.
За нарушение церковных зако-
нов - досрочное вступление в новый
брак после развода - отец был выз-
ван в Троицкий Измайловский со-
бор, где, в присутствии сидящего на
табурете пристава, священник про-
чел отцу нравоучение и предписал
ему в качестве епитимьи отбивать
ежедневно определенное число по-
клонов. А священник из Лесного
был, как будто, выслан из Петрогра-
да по решению Церковного суда.
Их свадьба, по некоторым де-
талям, не менее романтичная, чем
в «Метели» Пушкина, состоялась
в последний день, в который мож-
но венчать перед Масленой (уже на
Масленой неделе, как известно,
венчаний не проводят, как и на про-
тяжении Великого поста, то есть
семи недель).
Мария Николаевна должна
была ехать в церковь со своим ша-
фером, как тогда говорили - «на
моторе», то есть в автомобиле, но
«мотор» где-то вдруг отказал, и
шаферу тогда пришлось нанять
«вейку». Вейками называли подо-
бие розвальней, украшенных лен-
тами и бубенцами, разъезжавших
по городу во время масленицы. Я
их хорошо помню, так как в годы
нэпа они ненадолго снова появи-
лись, чтобы затем исчезнуть окон-
чательно. И вот на подобной вейке
невеста в сопровождении своего
шафера доехала до церкви. Заносы
снегом были такие, что шаферу
пришлось пронести ее на руках от
вейки до храма, где уже стоял же-
них и с волнением ожидал: приедет
- не приедет. После свадьбы ново-
брачные вернулись в город, был
небольшой обед (тогда не полага-
лось больших торжеств после
свадьбы, тем более что и сам брак
был наполовину тайным), присут-
ствовало всего двенадцать человек.
После обеда молодожены уехали в
свадебное путешествие укорочен-
ного маршрута: шла война. Их вы-
бор остановился на поездке в Вы-
борг, где они провели около двух
недель медового месяца.
В феврале 1915 года молодо-
жены вернулись в Петроград и по-
селились в новой квартире по тому
же адресу: Забалканский проспект,
29, но уже не на первом, а на тре-
тьем этаже, и большей по размерам
- семь комнат. Сохранились фото-
графии фрагментов интерьера (го-
стиная). Сохранились и другие
фотографии того времени. На них
мы видим молодоженов, правда,
порознь, и невольно хочется срав-
нить эти фотографии со снимком
1899 года, где Михаил Витольдо-
вич, еще совсем молодой, снят вме-
сте со своей первой женой Любо-
вью Константиновной. Теперь -
это средних лет человек, знающий
цену жизни, счастливый, спокой-
ный, одетый со строгой английской
элегантностью, но под этой не-
сколько, может быть, буржуазной
внешностью всегда скрывалась рус-
ская душа с ее широтой и удалью.
29
августа 1915 года (по старо-
му стилю) у Михаила Витольдо-
вича родился первый ребенок от
второго брака, дочь Вера, а в 1916
году вышел из печати «Курс исто-
рии русской архитектуры», часть
1-я «Деревянное зодчество». В от-
личие от «Планов московских хра-
мов», этот труд не имел эпиграфа,
но тем не менее и он посвящен вто-
рой жене Михаила Витольдовича,
Марии Николаевне. Об этом сви-
детельствует то, что на многих ри-
сунках разрезов, как выполненных
автором, так и заимствованных из
других источников:
Султанов,
Даль, Ласковский, Суслов и др., -
почва изображается штриховкой,
в которой можно различить вкрап-
ленные четыре буквы: М. А. Н. Я.;
если в заимствованных рисунках
почва не изображена, Михаил Ви-
тольдович пририсовывал ее сам.
Трогательная, может быть, даже
несколько сентиментальная, но до-
рогая для сыновнего сердца деталь.
Очень ценную помощь в под-
готовке этой книги оказал Дмит-
рий Болеславович Савицкий, тог-
да еще студент Института граждан-
ских инженеров. Им выполнены
макет обложки и большое количе-
ство рисунков. Во многом помог и
Федор Антонович Каликин. Ста-
ровер, хранитель древних тради-
ций, иконописец, «богомаз», как
его шутливо называл отец, он пос-
ледние годы жизни работал в рес-
таврационных мастерских Эрми-
тажа. Когда я однажды, уже после
войны, то есть где-то в 1950-х го-
дах, встретил его в залах музея, он,
конечно, меня не узнал, но когда я
сказал, что я - Юрий Михайлович
Красовский, сын Михаила Ви-
тольдовича, то он всплеснул рука-
ми и как-то почти по-бабьи запри-
читал:
- Покойного Михаил Витоль-
довича сынок.
.. - и прослезился.
В семье до сих пор хранится
деревянная резная «коруна» - де-
коративная деталь, помещаемая в
церквях над царскими вратами,
привезенная Федором Антонови-
чем откуда-то с Севера. Из своих
летных поездок, главным образом
в Олонецкую губернию, он приво-
зил не только фотографии дере-
вянных сооружений, специально
сделанные для «Деревянного зод-
чества» Михаила Витольдовича,
но и разные предметы русского ис-
кусства и старины для его коллек-
ции, из которой, к сожалению, кро-
Ред.
История Петербурга. № 5 (21)/2004
предыдущая страница 17 История Петербурга №21 (2004) читать онлайн следующая страница 19 История Петербурга №21 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст