С
овременные мемуары
20
день большевики были отбиты и
прогнаны. Труп Ади Литвинова в
английской шинели лежал на зем-
ле. Его один оторванный погон ва-
лялся рядом. На трупе было три
пулевых раны в живот, одна в ногу
и многочисленные сабельные раны
на голове и на плечах.
В середине апреля всем боевым
частям дивизии было приказано
собраться в районе ст. Колай. Вви-
ду громадного количества выздо-
ровевших тифозных и раненых,
составлявших больше половины
полка, возродившийся Сводно-
Кирасирский полк разделился на
две части - боевая из четырех эс-
кадронов под командой полковни-
ка Коссиковского и тыловая под
командой назначенного помощни-
ком командира полка полковника
Баумгартена, еще не оправившего-
ся от тяжелого ранения в ногу. При-
ведение в порядок отчетности и
издание приказов по полку было
поручено полковому адъютанту
штабс-ротмистру М. В. Безобразо-
ву, кавалергарду, с которым я ус-
пел хорошо познакомиться и под-
ружиться, а для приведения в по-
рядок офицерского дела был назна-
чен помощником адъютанта я.
Восстановление боеспособнос-
ти полков шло полным ходом при
новом командующем армией гене-
рале Врангеле, но я в том деле не-
посредственно не участвовал. Мое
дело было специально офицерское,
состоявшее в составлении послуж-
ных списков и проведении произ-
водства в чины. И действительно,
необходимость в том была. Со вре-
мени приезда офицеров в Добро-
вольческую армию еще в 1918 году
никто не был произведен в чины.
Но последовал приказ о переводе
всех гвардейцев в армейские чины.
Заключалось это дело в том, что
офицеры гвардии всегда были выше
чином офицеров армии и при пере-
воде в армию повышались чином.
В старой армии чинопроизводство
еще не было проведено, как должно
было быть, и ряд офицеров, кото-
рые должны были быть произведе-
ны в чины еще до 1917 года, остава-
лись в старых чинах. Дело это не-
обходимо было привести в порядок,
и оно оказалось поручено мне. Труд-
ностей для меня это не представля-
ло, но составление послужных спис-
ков оказалось весьма нелегким.
Подлинные послужные списки
были далеко не у всех. Надо было
их составить и проверить. Работая
с Безобразовым, я перешел на пита-
ние в офицерскую столовую кава-
лергардского эскадрона и очень со-
шелся со всеми офицерами.
Я погрузился с головой в ра-
боту. Мне пришлось проехать в
июне в командировку в Севасто-
поль, в штаб армии, чтобы сделать
все проверки и сделать план рабо-
ты. В Севастополе все производ-
ства, напечатанные в «Русском ин-
валиде», было возможным найти,
и «поставить все дело на точку».
Мне предстояло вступить времен-
но в прикомандирование к штабу
армии, начальником которого со-
стоял старый и опытный генерал
Архангельский. Он занимался этим
делом еще в старой армии и, ос-
тавшись в Петербурге после Ок-
тябрьской революции, продолжал
свою штабную работу, принеся гро-
мадную пользу офицерству. Он пе-
реправлял их в Добровольческую
армию под видом командировки
их в части Красной армии, и кон-
чил сам переходом к нам. Он по-
требовал немедленно суда над со-
бой как служившему у большеви-
ков, и, конечно, был оправдан с на-
значением начальником штаба
Добровольческой армии.
Вернулся я из командировки
в штаб полка накануне выхода его
на фронт в Северную Таврию, туда,
где мы начали наше формирование
в январе 1919 года.
Будучи в Севастополе в июне,
я совершенно случайно встретил
мою невесту, уехавшею за границу
за три месяца до того. Она как раз
сошла с парохода, привезшего ее из
Константинополя, и шла по улице
с чемоданчиком в руке в поисках
возможности остановиться. При-
ехала она в компании с госпожой
Колокольцевой,
женой
одного
лейб-драгунского офицера. Дама
та была в переписке с мужем до
последнего времени, тогда как не-
веста моя не имела ни одного пись-
ма от меня и не знала даже, где я
могу находиться. Колокольцева
говорила ей, что немедленно по-
едет к мужу, и жалела мою невес-
ту, которой предстояло искать
меня. И случилось нечто совершен-
но невероятное. Моя невеста на-
ткнулась на меня, сойдя с парохо-
да, а Колокольцева узнала, что муж
ее был убит за несколько дней до
ее приезда!
В Севастополе я часто встре-
чал знакомых, которые подходили
ко мне с громадным удивлением и
недоверием, со словами: «Я сам
читал.
..» Меня считали убитым!
Дело в том, что после смерти Ади
Литвинова было, как полагается,
сделано объявление в газете о его
смерти. Адя был еще очень моло-
дым, не имевшим широкого круга
знакомых. У меня дело обстояло
иначе, знакомых было много со
всей России. А тут еще тот же полк,
тот же чин и имя Александр Алек-
Алексей Алексеевич и Мария Семеновна (урожд. Панченко).
Константинополь. 1921 г. Публикуется впервые
История Петербурга. № 6 (22)/2004
предыдущая страница 19 История Петербурга №22 (2004) читать онлайн следующая страница 21 История Петербурга №22 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст