С
о
овременные мемуары
сандрович, что легко путалось с
моим - Алексеем Алексеевичем!
Милейшая графиня Бенниг-
сен, находившаяся вместе с мужем
и моей невестой в Константинопо-
ле, узнала о смерти Ади, но,зная,
что нас двое, боялась, что речь идет
обо мне. По получении севасто-
польских газет ей стало ясно, и она,
вбежав к невесте, радостно закри-
чала: «Это не он убит!» А невеста
ничего и не подозревала.
Моя работа и приезд невесты,
поселившейся временно у знако-
мых в Ялте, заставили меня быст-
ро организовать работу - со свадь-
бой. Я вернулся в полк и устроил
себе новую командировку с не-
большим отпуском для женитьбы.
В полку произошло очень не-
приятное для всех нас назначение
нового командира нашего гвардей-
ского полка. Таковым был назначен
Врангелем никому не известный
армейский полковник Ряснянский.
Врангель, сам гвардеец, нарушил
существовавшую традицию давать
командование гвардейской частью
бывшим гвардейцам. Между тем
Ряснянский никогда в гвардии не
служил. На первый взгляд, он мог,
конечно, казаться достойным офи-
цером - георгиевский кавалер, уча-
стник 1-го Кубанского похода, со-
стоявший к тому же в Генеральном
штабе. Однако назначение было
очень плохо принято в полку, и к
Врангелю был даже отправлен ста-
рый его однополчанин полковник
барон Фелейзен. Но Врангель, увы,
закусил удила и, видимо, был вве-
ден в заблуждение кем-то, так как
то, что мы узнали впоследствии про
Ряснянского, главное командова-
ние не могло не знать. Доблесть, за
которую Ряснянский получил ор-
ден Георгия, была очень относитель-
ная, чуть ли не по ошибке ему дали
награду. В Кубанском походе он на-
ходился, но дальше обоза не выхо-
дил и ни в одном бою не участво-
вал. Академию Генерального штаба
он окончить не успел и вышел с чи-
ном капитана. В нашем полку он
показал себя очень нерешительным
и подчас бестолковым. Будучи при-
командированным к штабу полка, я
видел его слишком близко, чтобы
не убедиться во всем этом. Когда
же настала боевая пора, то он ока-
зался ниже всякой критики. Как
только полк вступал в бой, Ряснян-
ский исчезал, чаще всего под пред-
логом отправки донесения, что, ко-
нечно, было совершенно не делом
командира полка. Командование
полком он тут же передавал перво-
му попавшемуся офицеру. Часто
Ряснянский исчезал из полка в
предвидении боя даже на несколь-
ко дней. Своим командованием он
довел полк до полного хаоса. Какая
феноменальная разница была с на-
шим великолепным бессменным
командиром полковником Данило-
вым, никогда не оставлявшим полк,
особенно в трудные минуты. Вое-
вать за Россию было нашим долгом
и обязанностью, но быть под коман-
дой Ряснянского не хотел никто. В
результате полк буквально таял.
Мои кирасиры ее величества, не-
сшие с начала войны самые тяже-
лые потери, стали распыляться.
Милейший полковник барон Тау-
бе перешел в распоряжение инспек-
тора конницы, несколько офицеров
были прикомандированы к штабу
армии, к Запасному кавалерийско-
му полку и к автоброневому диви-
зиону. В полку фактически осталось
лишь три офицера в нашей форме:
Сахаров, в качестве казначея, Спеш-
нев - комендант тылового района,
и я. Когда Врангель понял свою
ошибку, он назначил командиром
полка великолепного офицера,
пользовавшегося громадной симпа-
тией всех без исключения, - пол-
ковника Ковалинского. Но, увы, это
было сделано слишком поздно, и в
первом же бою после своего назна-
чения Ковалинский был убит. Это
был действительно блестящий и
храбрый офицер, достойный заме-
нить Данилова. Ковалинский не-
вольно пленял всех своею веселос-
тью, элегантностью и храбростью.
Положение армии в июле 1920
года было трудное, но она блестя-
ще продвигалась вперед. В то вре-
мя Польша вошла в войну с боль-
шевиками, которые рассчитывали
завоевать ее мимоходом. Но новое
польское правительство обрати-
лось за помощью к Франции, при-
славшей ей немедленно и коман-
дующего армией, и весь штаб. Дело
было поставлено блестяще, и боль-
шевики были разбиты. Перед нами
еще раз открылась дорога на Мос-
кву. Но, увы, англичане оказались
на своем месте и даже в такую ми-
нуту не смогли избавиться от сво-
ей вековой ненависти и зависти к
России. Как говорили, Англией
было предложено Польше заклю-
чить немедленный мир с больше-
виками, в 24 часа! Как только он
был подписан, вся большевистская
армия была брошена на нас*.
Летом 1920 года мне не при-
шлось быть в строю. У меня была
громадная работа по проведению в
штабе армии в Севастополе всех
производств и переименований в
чины. В полку у нас оказалось око-
ло 200 офицеров, всех десяти ста-
рых гвардейских полков. Все офи-
церы были боевыми и выслужили
производства в чины по закону.
Наконец, было немало юнкеров и
* Такая интерпретация боевых со-
бытий мая-октября 1920 г. очень субъек-
тивна. -
Ред.
2 1
История Петербурга. № 6 (22)/2004
предыдущая страница 20 История Петербурга №22 (2004) читать онлайн следующая страница 22 История Петербурга №22 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст