С
овременные мемуары
24
ветрились за те годы, особенно за
время Гражданской войны и бес-
прерывного пребывания на свежем
воздухе широких русских долин и
степей, бесконечного участия в по-
ходах и боях. Во время нашего
5-6-недельного
пребывания
в
Швейцарии, на Женевском озере,
где я убедился в большой трудно-
сти устроиться, мы переехали в
Брюссель, где военным агентом со-
стоял один бывший офицер полка
подполковник Прежбяко. Он уст-
роил быстро нам право въезда в
Бельгию, которая произвела на
меня хорошее впечатление.
Без денег, без багажа, с женой
накануне рождения первого ребен-
ка - положение наше было очень не-
легкое. Мне пришлось узнавать все,
знакомиться и с городом, и с людь-
ми, осматриваться, хлопотать. В
большинстве случаев я встречал со-
чувственное отношение. Особенно
мило отнеслась ко мне представи-
тельница Русского Красного Креста
в Брюсселе В. С. Нарышкина, дочь
известного министра финансов гра-
фа Витте. Она устроила мне свида-
ние с одним видным банкиром, ко-
торый сразу же выхлопотал мне ра-
боту в канцелярии больших магази-
нов «A l'Innovation». Место было
более чем скромное, условия рабо-
ты ниже всякой критики, но год, ко-
торый я там провел, дал мне возмож-
ность войти в необходимый контакт
с новой средой, с бельгийцами во-
обще и восстановить знание фран-
цузского языка. Мое первое жало-
ванье было 375 франков в месяц, тог-
да как квартира моя, состоявшая из
спальни с маленькой кухней, стоила
175 франков. 4 ноября у меня родил-
ся сын, чему мы с женой были бес-
конечно рады. Но из-за лишений и
плохого питания матери перед его
рождением он был слабенький и
маленький. Общественные круги, и
русские, и бельгийские, нам помо-
гали, но на службе у меня царила
система высасывания всех соков.
Часы работы были от 7.45 до 17.45 с
двухчасовым перерывом на обед. Но
часы работы могли быть увеличены
простым распоряжением начальни-
ка отдела. Очень часто и регулярно
приходилось работать по 10 часов в
день без всякой дополнительной
оплаты. В субботу, когда все банки и
многие коммерческие учреждения
заканчивали работать в 12 часов дня,
у нас, наоборот, была горячая вечер-
А. А. Литвинов в Бельгийском Конго.
1952 г. Публикуется впервые
няя работа, и никогда восемью часа-
ми и даже часто десятью ограничить-
ся было невозможно. Служа там, я,
конечно, не терял мысли уйти на ка-
кую-нибудь новую работу, как толь-
ко представится возможность. Это
произошло через год после моего по-
ступления. Мне предложили место
в новом Бельгийско-Люксембургс-
ком банке в Брюсселе. Банк уже су-
ществовал, но в скромных размерах.
Теперь же он купил хорошее здание
в самом центре города и решил рас-
ширить свою деятельность. Перед
моим уходом из «Innovation» я по-
просил себе один день отпуска, что-
бы проводить жену, уезжавшую от-
дохнуть к своей матери в Германию.
Мне его дали, но вычли деньги из
моего скромного жалованья!
В банковских делах я был пол-
ным профаном, но дело мне каза-
лось интересным, и я стал входить
в него. Я прошел трехмесячный
курс счетоводства, что мне дало уже
более ясное представление о сути
дела. Сослуживцы и начальники
оказались лучше, чем в магазинах.
В Брюссель в то время стали
собираться и офицеры моего пол-
ка, остававшиеся в Константино-
поле или на Балканах. Я делал все,
чтобы перетянуть их поближе, и
вскоре нас собралось 10 человек. В
числе них были наиболее близкие
мне - Ф. Н. Таубе и Г. А. Полянс-
кий. Первому удалось довольно
скоро устроиться на службу в
Бельгийское Конго, где уже нахо-
дились несколько русских, в част-
ности моряков, для гидрографи-
ческих работ. Многие однополча-
не поженились, холостых почти не
оставалось, у некоторых были уже
дети. У меня самого ожидался уже
второй ребенок.
Материальное положение наше
было у всех почти одинаковое. Ни
гроша за душой, маленькая работа.
Но были и два исключения - сам
Прежбяко, остававшийся до после-
дних дней военным агентом и имев-
ший возможность жить сравни-
тельно широко, и Одинцов, у кото-
рого оказались в Лондоне какие-то
ценные бумаги. Как это ни удиви-
тельно после всего пережитого, но
эти два однополчанина стали про-
являть свое превосходство над ос-
тальными. Разговоры у них своди-
лись к воспоминаниям о том, что
лучшие лошади, автомобили и про-
чее были именно у них. Это было
первое тяжелое разочарование в
нашем тесном дружеском кругу. К
счастью, они были исключением.
..
Бельгийско-Люксембургский
банк, в котором я работал с ноября
1922 года, оказался в затруднитель-
ном положении. Он вошел в пере-
говоры с самым большим бельгий-
ским банком на предмет передачи
ему всего своего актива, что и было
сделано в начале 1924 года. Однако
иностранцев банк не принимал, и я
был накануне чистой отставки.
Контролер дел моего банка, увидев
мою работу, предложил перевести
меня в новый маленький банк, ди-
ректором которого был его близкий
родственник. Дело было сделано
быстро, я был принят в новый банк,
в отдел бухгалтерии. С нею мне при-
шлось познакомиться близко, и,
чтобы создать себе какую-то воз-
можность продвинуться вперед, я
решил пройти трехлетний курс
бухгалтерии. Курсы были вечерние,
два или три раза в неделю, что для
меня было нелегко, но мне было
интересно, и результаты были удов-
летворительные. Я узнал о возмож-
ности поступить в Бельгийское
Конго в Credit Foncier Africain. Так
как жалованье в Конго было много
выше жалованья в самой Бельгии,
то я, конечно, сделал предложение
и очень быстро был принят, с назна-
чением в г. Елизабетвиль, который
находится в южной части южной
провинции Катанга. Отъезд мой
был назначен из Англии на конец
июля 1928 года. Ехал я один с тем,
что моя семья (жена и дети) смогут
поехать туда через год.
История Петербурга. № 6 (22)/2004
предыдущая страница 23 История Петербурга №22 (2004) читать онлайн следующая страница 25 История Петербурга №22 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст