С
лужилый Петербург
90
дители возвратиться к родным
очагам, как славное имя Н. М. Ба-
ранова подверглось нападкам кле-
ветников, всегда готовых облить
грязью честно добытые лавры.
Дошло до того, что в статье «Бро-
неносцы и крейсеры-купцы» его
бывший подчиненный З. П. Роже-
ственский поставил под сомнение
сам факт подвига «Весты». «К со-
жалению, достопамятный эпизод
этот не вполне верно объяснен, -
утверждал недавний вестовец. -
Пароход “Веста” в течение 5 У2 часа
уходил перед грозною силой вра-
га»13. Иначе говоря, русскому обще-
ству предлагалось считать бой бе-
зоглядным бегством, а вчерашнего
кумира - заурядным лжецом, иска-
зившим действительность ради до-
стижения корыстных целей.
Обладал ли З. П. Рожественс-
кий основаниями для подобных
высказываний? Думается, нет, по-
скольку, будучи профессиональ-
ным моряком и непосредственным
участником события, прекрасно
понимал, что при неизбежном
столкновении с могущественным
противником единственно пра-
вильным решением является бой
на отходе. Во всяком случае коле-
бания на сей счет не были ему свой-
ственны ни тогда, ни после, в пользу
чего говорят награды за проявлен-
ный героизм и исполнение почет-
ных обязанностей курьера, при-
званного сообщить о подробностях
дела. Но зависть и прочие далеко
не лучшие качества будущего «цу-
симского вождя» через некоторое
время властно заявили о себе, на-
стоятельно требуя скорейшего воп-
лощения. Здесь и скрывалась пер-
вопричина рождения псевдоразоб-
лачительных материалов, уязвив-
ших Н. М. Баранова ядом клеветы.
Не следует, однако, упускать из
виду другой существенный момент
конфликта: наличие принципиаль-
ных разногласий по поводу разви-
тия морской силы России. Дей-
ствительно, если Н. М. Баранов,
указывая на нереальность для рос-
сийской экономики широкомасш-
табного строительства броненос-
цев, ратовал за более дешевый и
эффективный крейсерский флот,
то З. П. Рожественский с помощью
известной статьи отстаивал проти-
воположную точку зрения. Важ-
ность полемики нет нужды отри-
цать, только зачем добиваться ре-
Капитан-лейтенант
З. П. Рожественский
шения вопроса, оперируя явно не-
доброкачественными аргумента-
ми? К несчастью, З. П. Рожествен-
ского всегда отличала неразборчи-
вость в средствах, от которой стра-
дали как люди, стоявшие на его
пути, так и интересы флота.
Опубликованный на страни-
цах «Биржевых ведомостей» пас-
квиль до глубины души возмутил
Н. М. Баранова. Для восстановле-
ния справедливости он потребовал
суда, причем «не юридического, не
административного, не карающего
г. Рожественского, а суда морских
людей.
.. которым бы понятно было
все морское, которые бы, кроме
мозга, были бы способны инстинк-
том их профессии понять, где ис-
тина в морском вопросе»14. Когда
же правосудие по формальным
причинам оказалось невозмож-
ным, Николай Михайлович довел
до сведения Александра II доклад-
ную записку, содержавшую резкие
выражения по адресу Морского
министерства и просьбу об отстав-
ке. В ответ на дерзость император
повелел «направить настоящее
дело на судебный ход»15.
Предавая себя в руки отече-
ственной Фемиды, герой минув-
шей войны руководствовался от-
нюдь не личными интересами. Бо-
лее того, налицо было сознатель-
ное пренебрежение ими ради защи-
ты боевых соратников, чьи подви-
ги во славу России подверглись
публичному поношению. «Я сделал
все, человеку возможное, чтоб не
дать грязнить прошлых дел Черно-
го моря и чтоб семьи и сироты
бывших моих товарищей получи-
ли то, что им дают правда и закон»,
- говорил Н. М. Баранов впослед-
ствии16. Справедливость сказанно-
го подтвердил военно-морской суд
Петербургского порта, приступив-
ший 18 декабря 1879 года к рас-
смотрению деталей конфликтной
ситуации.
К действиям Николая Михай-
ловича на процессе трудно предъяв-
лять претензии. Ему многое уда-
лось: и ссылка на документ, прямо
опровергавший З. П. Рожественс-
кого (свидетельство бывшего реви-
зора «Весты» - офицера, ответ-
ственного за решение хозяйствен-
ных вопросов, - князя Е. Ю. Голи-
цына-Головкина),
и
блестящая
речь, направленная против злобных
выпадов прокурора. Однако суд, не
ставя под сомнение воинских зас-
луг Н. М. Баранова, все же признал
его виновным в оскорблении выс-
шего морского начальства и приго-
ворил к отставлению от службы.
Это означало не только изгнание из
флота, но и отлучение от двора, ибо
отставка автоматически влекла за
собой потерю флигель-адъютантс-
кого звания.
Суровый приговор вкупе с
прочими материалами дела наво-
дит на мысль о судебной расправе,
организованной Морским мини-
стерством. В нелогичности это
предположение не упрекнешь, ведь
высокопоставленные покровители
круглых броненосцев береговой
обороны вряд ли симпатизирова-
ли офицеру, заявившему во всеус-
лышание, что «оборонительный
флот для России есть такой же аб-
сурд, как кавалерия без лоша-
дей»17. Воспользовавшись след-
ствием по поводу нашумевшей
статьи З. П. Рожественского, эти
люди принялись открыто вредить
неугодному лицу, а как только
Н. М. Баранов, протестуя против
избавления клеветника от суда, на-
звал вещи своими именами, ему
самому пришлось выступить в ка-
честве подсудимого. И напрасно
Николай Михайлович стремился
привлечь внимание судей к под-
линной причине происшедшего:
ход судебного заседания показал,
что флотская (впрочем, и любая
иная) бюрократия не терпит прав-
История Петербурга. № 6 (22)/2004
предыдущая страница 89 История Петербурга №22 (2004) читать онлайн следующая страница 91 История Петербурга №22 (2004) читать онлайн Домой Выключить/включить текст