о р о д с к о й ф о л ь к л о р
56
род*). Это по поводу капитуляции
шведского гарнизона Нотебурга
Петр 1
писал: «Зело жесток сей
орех был, однако, слава Богу, щас-
тливо разгрызен». Крепость была
переименована в Шлиссельбург,
то есть в «ключ-город*. Но в пе-
тербургском фольклоре он еще
надолго останется Орешком. В на-
чале XIX века Владимир Даль за-
писал поговорку: «Орешек и пер-
цу горчае*, а несколько позже по-
является ее вариант: «Крепость
Орешек
крепкий орешек*. Как
видно, первоначальное новгород-
ское название крепости оказалось
не только по смыслу, но и по душе
ближе русскому человеку, чем не-
мецкое Шлиссельбург. Это был
крепкий купеческий город, харак-
теристика которого в городском
фольклоре отмечена следами до-
статка и благополучия. В подписи
к известной лубочной картинке
«Как мыши кота хоронили* о
шлиссельбуржцах говорилось с
почтением: «Мышь шушера бе-
жит из Шлюшена, несет с Ладоги
сиги: ешь, да плотно сиди*. Хо-
роший доход приносил городу и
прорытый при Петре I Ладожс-
кий канал, который в народе из-
вестен, как «Малая Нева». Петр I
часто посещал Шлиссельбургс-
кую крепость. Говорят, его хоро-
мы, или «светлицы», находились
в самом замке на так называемой
«башне*, которая, если верить
фольклору, именно поэтому и на-
зывается «Светличной*.
В 1944 году Шлиссельбург был
в очередной раз переименован. На
этот раз в рамках официальной го-
сударственной борьбы с немецким
засильем в русской топонимике
городу было дано имя Петрокре-
пость - в честь Петра I. Однако те-
перь уже сами шлиссельбуржцы,
которые волею судьбы станови-
лись «Иетрокрепостными*, стали
сопротивляться. По традиции они
называли свой город «Шлюшин».
Д. С. Лихачев считал, что «Шлю-
шин* произведено от старого швед-
ского «Слюссенбурх*. Именно та-
кое произношение мы встречаем в
исторической
песне
о
взятии
Орешка. Песня любопытна тем,
что, согласно ее содержанию, окон-
чательное решение о штурме кре-
пости Петр принял не по совету ге-
нералов, но после обсуждения с
солдатами:
Ты злодей-злодеи, ретиво сердце,
Ретиво сердце молодецкое!
К чему ты ныло-занывало?
Гы беду мне молодцу предвещало.
Предвещало ты, а не сказало:
Что быть ли мне
молодцу в рекрутах.
Что в рекрутах быть мне
и в солдатах,
А в солдатах: быть мне
и в пагоде,
Что под славным юродом
под Орешком,
По нынешнему званию
Слюссельбургом.
Весьма скоро Шведы догадались:
Они ударили тотчас в барабаны.
Да что возговорит
наш батюшка император:
«Аг
вы любимые мои генералы!
Вы придумайте мне думу,
пригадайте:
Еще брать ли мне город Орешек,
Иль не лучше ль от него
нам отступиться?»
Что возговорят все генералы:
«Ат
ты наш батюшка
государь-царь!
Еще сила нам будет нада:
Что не лучше ли паи
отсюда отступити
?*
Что возговорит надежа
государь-царь:
«Аг-
вы детушки мои солдаты!
Вы придумайте мне думу,
пригадайте:
Еще брать ли нам
город Орешек?»
Что не ярые тут пчелы
зашумели,
Что возговорят
российские солдаты:
«Ат
ты наш батюшка
государь-царь!
Нам водою к нему плыти -
не доплыти,
Нам сухим путем идти -
не досягнути:
А что брать или не брать ли -
белой грудью!»
Тронулося войско ко стене.
Полетели башни на берег,
Отворились вороты непредельны,
А проломаны из пушек ядрами.
Победили силу Шведскую,
Полонили город надобный.
Интересно отметить, что во
всей истории двадцатилетней Се-
верной войны не было другого эпи-
зода, которому фольклор уделил
бы столько внимания, как штурм
Нотебурга. Вот еще одна песня,
записанная почти по горячим сле-
дам в середине XVIII века извест-
ным
историком
и этнографом
М. Д. Чулковым. Тогда ее еще впол-
не могли петь очевидцы и участ-
ники тех героических событий:
Как по славной матушке
Неве-реке,
Подле устьица ее широкого.
Что при самом ли истоке
бысгпроем,
Как плавали-гуляли
три легкие стружка:
На первом стружке
Шереметев был.
На другом стружке
офицеры сидят,
А на третьем стружке
все солдатушки,
Преображенские и Семеновские
По реке они бежали
к круту-красну бережку.
К круто-красно бережку,
ко Слюссельбургскому,
Подбирали они парусы
полотняные,
Что того ли полотна
все Олонецкого:
Они якори метали все булатные,
Что того ли булата сибирского.
Приставали к круту-красну
бережку;
Они лесенки метали все дубовые.
Выходили на желты
пески сыпучие,
Начинали рыть
подкопы глубокие.
Накатили бочки с лютым зелием,
С лютым зелием
черным порохом:
Становили свечки воску ярого;
Зажигаю те подкопы глубокие:
От того ли красный берег
взорвало.
Развалило стену белу каменну,
Потрясло всю крепость
Шведскую,
Устрашило храбрых
неприятелей.
В Шлиссельбурге долгое вре-
мя существовал обычай: каждый
день ровно в 12 часов на колоколь-
не Шлиссельбургской крепости
раздавался
колокольный звон.
Так сохранялась память о взятии
Орешка, которое, по преданию,
произошло ровно в полдень.
До 1941 года память о событи-
ях той давней поры сохранялась в
городе Кировске. В XIX веке на его
окраине стараниями четырех бра-
История ІЬте/ібурга. М I (23)/2005
предыдущая страница 57 История Петербурга №23 (2005) читать онлайн следующая страница 59 История Петербурга №23 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст