ш.
е т е р б у р г с к а я с е м ь я
Церковный ансамбль с. Никольского.
Фото 1903 г.
рассказ о том, что было, о том, что
миновало. Пережив революцию и
войны, чувствую, что стол рвется в
музей, в Вологду, где можно любо-
ваться и другими семейными цен-
ностями моих вологодских и петер-
бургских предков, вспомнить о тех,
кто умел создавать шедевры, а так-
же почувствовать особую атмосфе-
ру того времени, с его укладом и
традициями.
..
В родовом гнезде Межаковых
в селе Никольском был и собствен-
ный театр, и оркестр из 30 чело-
век. Сиянием солнца сверкал ар-
хитектурно-церковный ансамбль,
на переднем плане которого - ка-
менная церковь Межаковых, где
крестили их детей, Олечку тоже.
Она выросла среди петербург-
ской и вологодской знати, ученых,
поэтов, художников, дипломатов и
политических деятелей. Ольга го-
ворила, кроме русского, на фран-
цузском и немецком языках, полу-
чила хорошее домашнее образова-
ние, любила природу и книги, уме-
ла рисовать.
В те далекие времена молодые
девушки увлекались вышивкой, а
те, кто умел, расписывали себе в
приданое фарфоровую посуду. Оля
Межакова долго и с любовью тру-
дилась над сервизом, который со-
стоял из 56 предметов и который,
выйдя замуж, она взяла с собой в
Мшатку. От этого красивого сер-
виза остались один молочник и
большое
блюдо
диаметром
в
35
сантиметров.
Ему
больше
140 лет, оно в хорошем состоянии
и висит в моем доме на стене, ря-
дом с ним, на черной полке, стоит
и молочник. На блюде и молочни-
ке - мотив цветов в разных компо-
зициях пастельных тонов, от жел-
то-розового до сиренево-голубого,
с болотно-зеленоватыми стебель-
ками и листочками.
Помню, в раннем детстве были
еще закусочные и десертные таре-
лочки от этого сервиза. Мы ими
ежедневно пользовались. Летом, в
жару, когда семья любила полако-
миться арбузом, он, большой, зе-
леный, в полоску, красовался на
этом блюде. Резать его на глубоком
блюде было трудно, для этого ис-
пользовалась одна из тарелочек.
Часто вспоминаю, как на нее кла-
ли тяжелый арбуз и огромным ку-
хонным ножом, какие бывают толь-
ко в лавках мясника, прикладывая
усилия, разрезали. Арбуз тяжело
распадался на две части, а тарелоч-
ка с треском разлеталась в разные
стороны. Дети, увлеченные едой,
смеялись, а мама, боясь, что кто-
нибудь поранит руки, быстро бро-
сала драгоценные половинки в му-
сорное ведро. Прошли годы, и таре-
лочек не стало, блюдо же и молоч-
ник проделали длинный путь по
российской земле из Вологды в
Крым, затем на Кавказ, долгое вре-
мя находились в Эстонии и Ленин-
граде, пока не переехали ко мне, сна-
чала в Гамбург, а потом и в Любек.
Роспись на фарфоре, с таким изя-
ществом сделанная моей молодой
прабабушкой, радушно улыбается
свежестью красок и живостью ри-
сунка, и гак прекрасна, что забыва-
ешь о том, что это изысканное про-
изведение искусства больше ста лет
украшало праздничные столы моих
предков, мамы, их друзей. После-
дние тридцать шесть лет я берегу его
и очень редко, в исключительных
случаях, ставлю на стол, покрытый
белой кружевной скатертью.
\
ш
Блюдо, расписанное О. А. Межаковой
2 4
ІІгпюрия ІІетг/ібуїич. М 2 (241/2405
предыдущая страница 25 История Петербурга №24 (2005) читать онлайн следующая страница 27 История Петербурга №24 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст