знак об окончании аукциона. Кар-
тина осталась за Крюковым. Госу-
дарь подошел к нему, поцеловал его
в лоб и сказал ему, что канал, про-
рываемый им в Петербурге, будет
назван его именем*.
Крюков канал стал границей
огромного городского района, ши-
роко известного под названием
Коломна. Романтические легенды,
одна красивее другой, стараются
истолковать ее название. Одна из
них, как нам кажется, наиболее
близка к истине. Согласно ей, пер-
выми жителями и строителями
этой части Петербурга были «ра-
ботные люди*, переведенные сюда
нз подмосковного села Коломенс-
кого. Будто бы они и назвали свою
слободу Коломной. Другая леген-
да рассказывает, что так этот рай-
он назвали иностранцы, селивши-
еся в первые годы Петербурга, как
правило, обособленно, по нацио-
нальному признаку, образуя так
называемые колонии. Одна из них
находилась на правом берегу Ф он-
танки, которая вскоре и стала цен-
тром Коломны. Постепенно инос-
транное слово «колония» превра-
тилось в русскую Коломну. В
пользу этой легендарной версии
говорят два обстоятельства. Во-
первых. этот район в Петербурге
начала XVIII века называли не про-
сто Коломной, а «Новой Колом-
ной*, во-вторых, известная посло-
вица «Коломна всегда голодна*
одинаково бытует в обеих Колом-
нах - подмосковной и петербургс-
кой. В уже известных нам надпи-
сях к лубочной картинке «Как
мыши кота погребают*, на которой
метафорично изображены пред-
ставители многих районов петров-
ского Петербурга, о коломенцах
можно прочитать: «Коломенская
мышь бежит гонцом на санях / Ве-
зет рогожи коту на саван*.
Но этим не исчерпываются по-
пытки фольклора истолковать
происхождение топонима Колом-
на. Есть еще одна легенда. Она ут-
верждает, что архитектор Домени-
ко Трезини, прорубая в болотис-
том лесу просеки для будущ их
улиц, называл их на иноземный
лад колоннами (соїшппа), а уж ме-
стные жители сами превратили
«колонны* в «Коломны*. Наконец,
Георги в своем «Описании столич-
ного города Санкт-Петербурга*
утверждает, что название это про-
У У в т е р б у р гс к и й ф о л ьк л о р
Крюков канал в белую ночь.
Современная фотография
изош ло
от
немецкого
слова
Colonie, что значит «селение*, так
как здесь при Петре I для адмирал-
тейских служ ителей построили
деревянные дома.
Ко всем этим легендарным вер-
сиям можно добавить еще одну,
рассказанную автору этих строк
современным потомком Доменико
Трезини петербургским журнали-
стом и литератором Андреем Чер-
новым. Как известно, верстовые
столбы в Петербурге начинались не
от главного почтамта, а от границы
города. Такой столб в начале X V III
века стоял и на берегу Мойки, быв-
шей в то время границей Петер-
бурга. Столб был деревянным, и
Доменико Трезини, проезжая каж-
дый день на строительные работы,
называл
его
по-итальянски
Columna (межа, граница). За этой
деревянной колонной начинался
огромный болотистый район, пла-
нировкой и застройкой которого
он занимался. В разговорах Трези-
нн так и называл этот район: «За
колонной». Будто бы от этого его
«За колонной» и повелось назва-
ние Коломны.
Освоение Выборгской сторо-
ны связано со строительством
Сампсониевского собора и перво-
го городского кладбища при нем.
Известно, что в первые годы суще-
ствования Петербурга кладбищ в
привычном понимании этого сло-
ва не было. Хоронили при приход-
ских церквах, а иногда даже во дво-
рах или вблизи рабочего места, где
смерть застигала человека. После
освящения Сампсониевской церк-
ви на Выборгской стороне, зало-
женной в память Полтавской бит-
вы, которая произошла в день свя-
того Сампсония-странноприимца,
ІІспю /ш я П ет ерб урга. М 2 (2 4 ) /2 0 0 5
предыдущая страница 36 История Петербурга №24 (2005) читать онлайн следующая страница 38 История Петербурга №24 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст