ю б и л е ю П о б е д ы
жил серьезный, не СКЛОННЫЙ к
миндальничанью народ. Требова-
ния к проезжавшим и проходив-
шим были жесткими.
Часа в два пополудни наши
машины наконец выехали на пло-
щадь и остановились неподалеку
от Рейхстага. Площадь перед ог-
ромным тяж еловесным зданием
или. вернее, тем, что осталось от
него, поражала пустотой. Х отя
было известно, что этот район пе-
редан под ю рисдикцию сою зни-
ков, тем не менее никаких призна-
ков присутствия англичан и аме-
риканцев не было.
Как-то не верилось, что мы не
просто в столице фашистской Гер-
мании, а у самого ее сердца. Все было
обыденно, буднично. Но что твори-
лось в душе каждого - об этом едва
ли расскажешь. Надеялся ли каж-
дый из нас, что выдюжит, доживет
до этого часа, до этой минуты? Д у-
мал ли, что доведется стоять на сту-
пеньках Рейхстага?.
.. Откровенно
скажу, что в голову мне подобное
не приходило. Под Москвой, в ка-
жущиеся нескончаемыми ночи ка-
раульной службы иногда мелькала
мысль: как же далеко идти до Бер-
лина! А позже за круговертью на-
ступлений, боев и вообще некогда
было думать об этом.
Кто стоял молча, кто опроме-
тью побежал по лестнице в распах-
нутые настежь двери.
И я поднялся, не стремясь опе-
редить товарищей. Первое впечат-
ление было ошеломляющим. Вы -
соченный вестибю ль с черными
прокопченными кирпичными сте-
нами и пробитым снарядами по-
толком. Н а полу хлам, копоть,
сажа. Резкий, нестерпимый запах
пож арищ а, которы й,
казалось,
въелся и в кирпич, и в металл, про-
питал поры всего здания. Выгоре-
ло все, что могло и, казалось бы, не
могло гореть. Никакого напомина-
ния об обшивке стен, интерьерах.
Черно. Голо. Пусто. Метрах в двад-
цати от входа начиналась парадная
лестница. Часть ее сохранилась. Но
подняться на второй этаж было не-
возможно. Верхние ступени проле-
та оказались взорванными. Да и
оставш ийся обрубок держался с
виду на «честном слове».
Налево от лестницы начинал-
ся длинны й коридор. Такой же
прокопченный, черный, мрачный.
Хотя внутри, кроме нас, никого не
было, тем не менее откуда-то по-
явился оф ицер и предупредил,
чтобы никто не вздумал углублять-
ся внутрь здания. Он пояснил, что
в подземельях и бесконечных ко-
ридорах могут еще укрываться от-
дельные фанатики. Да и идти в эти
отверстые жерла вулкана, вобрав-
шего в себя всю неизмеримую не-
нависть, ярость последней битвы,
как-то не хотелось.
Простояв минут десять-пят-
надцать молча, сняв фуражки пе-
ред памятью тех, кто прошел через
этот ад, мы вышли. Солнце сияло.
Было жарко. Ребята бросились к
исписанны м сотням и подписей
стенам, чтобы оставить свои авто-
графы. Поблизости валялись неуб-
ранные ящ ики от снарядов. С их
помощью старались подняться по-
выше, чтобы не испортить ранее
сделанные автографы.
Я не последовал за любителя-
ми настенной живописи. Пошел к
Бранденбургским воротам. Они
тоже были в плачевном состоянии.
О бойдя их, направился вновь к
рейхстагу. Понимал, что эти мину-
ты - знаковые, на всю оставшуюся
жизнь, что если доведется еще по-
жить, то о них надо будет расска-
зывать и детям, и внукам. Старал-
ся вобрать в память все, что видел.
Понимал и то, что этот развал, хаос
- не навсегда. Что Берлин восста-
нет из пепла. Значит, и рейхстаг
будет восстановлен. А следователь-
но, автографы не сохранятся. Да и
с
собой
такой
автограф
не
возьмешь. А мне хотелось взять
что-то на память. Не столько для
себя, сколько для близких, родных.
М ы сль приш ла неожиданно.
Быстро пересек площадь и вновь
вошел в рейхстаг. Взять на память,
на первый взгляд, можно было раз-
ве что горсточку копоти. В расте-
рянности начал осматриваться по
сторонам и обратил внимание на
фрагмент парадной лестницы, на
котором остались железные пери-
ла и фигурные украшения в виде
цветков. Н о они были достаточно
м ассивны м и, ж елезные стебли
цветов - толстыми. М ало веря в
успех, я подошел к перилам и по-
пробовал отогнуть один из в про-
шлом позолоченных цветков. Те-
перь на нем едва-едва виднелись
лишь остатки позолоты. Цветок не
поддавался. Стебель его в диамет-
ре был не меньше
6 -8
миллимет-
ров. И все же я продолжал попыт-
ки. Нашел какую-то палку, снача-
ла слегка отогнул стебель, потом
стал пытаться его крутить и в кон-
це концов все-таки открутил.
Одного фрагмента показалось
мало. Над входом был укреплен
каменный орел, державший в ког-
тях свастику. Дотянуться до него
оказалось нелегко. Пришлось при-
тащить несколько снарядных ящ и-
ков. Н о чтобы отбить кусок свас-
тики, требовалась какая-то желе-
зяка. Ее искал довольно долго, что-
то все-таки нашел и отломил до-
вольно крупный кусок.
Пока возился, все охотники
автографов расписались на стене
рейхстага. Началось фотографиро-
вание на память. К товарищам при-
соединился и я.
8 в
Игпт/шя Петербурга. М 2 (24)/2005
предыдущая страница 87 История Петербурга №24 (2005) читать онлайн следующая страница 89 История Петербурга №24 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст