ригороды
казывают, что основания для сопо-
ставления Кушелевки с блестящи-
ми петербургскими пригородами
действительно были серьезны. На-
пример, соседи Бенуа по даче рас-
сказывали о праздниках, которых
они были свидетелями совсем не-
давно (т.е. незадолго до 1877 года),
когда в парке по безупречно чистым
каналам плыли золоченые гондо-
лы48. Время ушедшего великолепия
было связано с периодом, когда хо-
зяева Кушелевской дачи - богатые
дворяне - использовали ее по на-
значению и приглашали гулять в
парке лишь избранную, «чистую»
публику. Вскоре быт Кушелевки
подвергся влиянию индустриаль-
ного развития, и ситуация измени-
лась. Путеводитель 1880 года уже
говорит о «маленьких и недорогих»
дачах49, а последующие издания,
включая подробные путеводители
Симанского 1881 и 1892 годов50 и
Федотова51, уже не упоминают их
вовсе, отмечая, однако, что Полюс-
тровская, Муринская волости и
Пороховые неблагоприятны для
дачной жизни из-за золотарниче-
ства, которым промышляло местное
население. Тем не менее дачный про-
мысел здесь не прекратил своего
существования и позже, в 1903 году,
когда путеводитель предлагал горо-
жанам «небольшие и недорогие
дачи»52 в этих местах.
Сходная участь постигла и ме-
стности на Нарвском тракте. Учас-
ток дороги от Нарвских ворот до
Красного кабачка (ныне район
Красненького кладбища) к концу
1870-х годов также превратился из
дачного пригорода в рабочие окра-
ины53. Путеводители по дачным
местностям говорили, что знамени-
тая Петергофская дорога может
предложить дачный отдых лишь в
Лигово, т.е. в десятке верст от Пе-
тербурга, а также в местностях, ле-
жавших далее по направлению к
Ораниенбауму54. Для летнего отды-
ха рекомендованы также поселения,
находившиеся в районе Нарвских
ворот, но в стороне от Нарвского
тракта: например, территории за пар-
ком Екатерингоф55. Сам же Екате-
рингоф, бывшая резиденция Екате-
рины Алексеевны, жены Петра Ве-
ликого, был «завоеван» фабричным
людом. Заметка в газете «Петербур-
гский листок» характеризовала чер-
ты упадка теми же явлениями, что и
А. Н. Бенуа. Во-первых, парк сменил
обитателей и из барской усадьбы
превратился в сквер для гуляния
рабочих56.
В результате этого поменялись
развлечения: парк более не парк, а
«сквер с каруселями и двумя рес-
торанами»57. Во-вторых, его благо-
устроенность и санитарное состо-
яние теперь оставляли желать луч-
шего: он «запущенный», с «нечище-
ными гниющими каналами»58. За-
метка не говорила напрямую, что
запустение Нарвской части было
вызвано появлением в этих местах
рабочих, однако тесная связь меж-
ду этими явлениями угадывается,
если обратить внимание на поря-
док предложений в тексте. Фраза
«завоеван фабричным людом» ис-
полняет роль тезиса - она начина-
ет рассказ и является «кодовой» -
после такого определения стано-
вится ясен общий стиль заведения.
В дальнейшем автор уточняет, что
поведение публики «скромно, чин-
но и трезво»59. Сам факт этого уточ-
нения свидетельствует о том, что
существовал также другой вариант
«рабочего» сквера - где был при-
нят противоположный тон.
Таким образом, горожане-дач-
ники стремились дистанцировать-
ся от рабочих районов и мест ра-
бочих гуляний. Побудительным
мотивом могла быть не только
близость промышленных пред-
приятий, но и представление о не-
предсказуемости и грубости нра-
вов рабочих предместий. Кроме
того, при всем разнообразии опи-
саний и оценок дачных местнос-
тей упоминания о санитарном со-
стоянии считались обязательны-
ми, и чистота воздуха, воды и по-
27
История Петербурга. № 3 (25)/2005
предыдущая страница 26 История Петербурга №25 (2005) читать онлайн следующая страница 28 История Петербурга №25 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст