Петербургская
интеллигенция:
патриотизм
и пацифизм
в на1але
Первой мировой
войны
етербуржцы и петербурженки
А.
М. Смирнова
Участники манифестации по случаю отклонения Сербией ультиматума
Австро-Венгрии на углу Невского проспекта и Михайловской улицы.
Фотография 28 июля 1914 г.
В истории петербургской (пет-
роградской) интеллигенции есть
некоторые объективные моменты,
которые по тем или иным обстоя-
тельствам остались практически не
освещенными историками. Среди
них - общественные настроения и
взгляды рядовой петроградской
интеллигенции в начале Первой
мировой войны.
Вопрос о виновниках мировой
войны и ныне служит предметом
споров, и в связи с этим до сих пор
не выяснена окончательно и роль
официальной России в возникно-
вении военного конфликта. Конеч-
но, европейские державы начала
XX века готовились к большой
войне. Но Генеральный штаб рус-
ской армии не планировал конкрет-
ной даты ее начала. Армии не были
подготовлены, далеко не во всех
случаях имелись оперативные пла-
ны. Тот факт, что между убийством
Франца-Фердинанда и предъявле-
нием ультиматума прошел почти
месяц, говорит о том, что Австро-
Венгрия не очень хорошо представ-
ляла себе, что нужно делать в дан-
ной ситуации. Глава государства -
союзника Австро-Венгрии герман-
ский император Вильгельм I (глав-
нокомандующий вооруженными
силами) сразу после убийства вы-
разил Францу-Иосифу соболезно-
вание и уехал кататься на яхте (!).
Европа, конечно, содрогнулась
от убийства, но войны реально ник-
то не ждал (тем более Россия), и
представления о том, что война дол-
жна была с фатальной неизбежнос-
тью начаться именно в августе 1914
года, в среде столичной петроград-
ской интеллигенции не было. Сна-
чала думали, что «это (военный
конфликт. -
А. С.)
касается только
Сербии и Австро-Венгрии»1.
Но когда оказалось, что «мол-
ния ударила слишком близко», то
интеллигенции оставалось только
«рот раскрывать», «для нее это было
как июльский снег на голову»2, так
характеризовала состояние петер-
бургской интеллигенции писатель-
ница З. Н. Гиппиус. Учительница
С.
А. Унковская в своих «Воспоми-
наниях» отмечала: «Мы в это вре-
мя спокойно жили в деревне. Я, по-
мню, 26 июля собирала крыжовник
в саду, когда посланный на почту в
город вернулся с газетами, из кото-
рых мы узнали про войну.
..»3. Не-
сомненно одно: когда 19 июля
(1 августа) 1914 года последовало
объявление войны, это событие
явилось для большинства рядовой,
никак не связанной с властью пет-
роградской интеллигенции полней-
шей неожиданностью.
Оценивая восприятие интел-
лигенцией летних событий 1914
года, нельзя не заметить, что нача-
ло войны всколыхнуло все русское
общество. О. А. Добиаш-Рожде-
ственская, историк и палеограф,
преподавательница Высших женс-
ких курсов, писала: «Когда нача-
лась война 1914 года, никто не мог
остаться в стороне»4.
Большое значение имела общая
атмосфера, возникшая в России в
момент объявления начала военных
действий со стороны Германии.
Интеллигенция восприняла эту
весть в определенном контексте: на
страну совершено нападение, нем-
цы, поправшие справедливость,
вторглись на территорию, находя-
щуюся под юрисдикцией России, и
перед гражданами страны стоит
вопрос об обороне ее от чужезем-
ного посягательства. Серьезное осоз-
нание необходимости исполнить
гражданский долг и принести нуж-
ные для этого жертвы - таков был
минимум патриотических настро-
ений в интеллигентской среде в пер-
вые дни после объявления войны.
Враждебное отношение к существу-
31
История Петербурга. № 3 (25)/2005
предыдущая страница 30 История Петербурга №25 (2005) читать онлайн следующая страница 32 История Петербурга №25 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст