етербургский фольклор
Граф
Алексей Григорьевич Орлов
шал Голицын, возглавлявший ро-
зыск по делу о самозванке, долго
обдумывал, как признаться импе-
ратрице в несвоевременной кончи-
не Таракановой. Ведь розыск не
закончен, и трудно сказать, как от-
несется к ее смерти Екатерина. «Э,
была не была, - убеждал он себя, с
мертвой не взыщется, а всем будет
оправдание. А кто из высших про-
ведает о ней и станет болтать лиш-
нее, можно пустить слух, что ее за-
лило наводнением».
По другой легенде, накануне
наводнения ее все-таки вывели из
Петропавловской крепости, и она
долгое время томилась вместе со
своим ребенком в подвалах заго-
родного дворца Потемкина на левом
берегу Невы. К концу XIX века по-
кинутый к тому времени дворец
обветшал, крыша его обрушилась,
все пришло в запустение. Только
таинственные тревожные тени пу-
гали редких и случайных посетите-
лей. В ночном сумраке старинного
парка слышались стоны. Иногда по-
являлся загадочный призрак моло-
дой женщины с ребенком на руках.
Чуть ли не через сто лет после
всех этих событий на выставке жи-
вописи в Академии художеств пе-
тербургская публика познакоми-
лась
с
картиной
художника
К. Д. Флавицкого «Княжна Тарака-
нова». Она производила неизглади-
мое впечатление, воскрешая в па-
мяти забытую страницу истории.
К тому времени у историков
накопилось достаточно материала,
чтобы опровергнуть и не оставить
камня на камне от печальной леген-
ды о «потоплении» княжны Тара-
кановой. И в этих условиях сам
факт появления картины Флавиц-
кого и интереса к ней весьма зна-
менателен. В народном сознании
княжна Тараканова осталась ро-
мантической героиней - оболган-
ной, оклеветанной жертвой веро-
ломного коварства и уже потому
любимой народом. И в заключе-
ние - две легенды, бытовавшие в
Петербурге еще в середине XIX
века. Согласно одной из них,
княжна Тараканова была похоро-
нена там же, в Петропавловской
крепости, в треугольном садике
внутри Алексеевского равелина.
Старые люди указывали место, где
еще можно было разглядеть невы-
сокий холмик. По другой легенде,
принцесса Владимирская княжна
Елизабет Тараканова вовсе не
умерла от чахотки и не затоплена
никаким наводнением, а до сих пор
ходит по Санкт-Петербургу.
3
Что превалировало в слож-
ном характере императрицы Ека-
терины II - женщина или поли-
тик, сказать трудно. Мнения со-
временников и потомков столь
же разноречивы, как и многочис-
ленны. Например, Пушкин до-
вольно часто одаривал ее весьма
лестными эпитетами, но называл
все-таки: «Тартюф в юбке». Мы
не ставим перед собой математи-
ческую задачу взвешивать эти
мнения или, тем более, противо-
поставлять их друг другу. Не ви-
дим смысла и в арифметическом
подсчете любовников императ-
рицы - было их пятнадцать, как
считают одни, или двадцать два,
как утверждают другие.
Смерть княжны Таракановой.
Гравюра Пенемаккера с картины К. Флавицкого
89
История Петербурга. № 3 (25)/2005
предыдущая страница 88 История Петербурга №25 (2005) читать онлайн следующая страница 90 История Петербурга №25 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст