Г
ород далекий и близкий
Питерцы
Стокгольма
на переломе эпох
А.
С. Кан
16
Предлагаемая статья, или ско-
рее заметка, посвящена россиянам
Стокгольма времен Первой миро-
вой войны и русской революции.
Как известно, война эта застала
врасплох множество находивших-
ся преимущественно в Германии
или Австрии отпускников и ко-
мандированных петербуржцев. Во
избежание грозившего им интер-
нирования или просто по пути на
родину тысячи людей выехали в
нейтральную Швецию - кратчай-
ший и безопасный путь домой по
железной дороге, хоть и с пересад-
кой на русско-шведской границе за
Полярным кругом. Часть этих лю-
дей - несколько тысяч человек -
осела в шведской столице. Вплоть
до августа 1917 года иностранцу,
хотя в это трудно теперь поверить,
не нужно было шведской въездной
визы, то есть согласия властей, для
пребывания в Швеции. Требова-
лось лишь предъявить удостовере-
ние личности, зарегистрироваться,
по-нашему - прописаться, в бли-
жайшем полицейском участке и не
нарушать существовавших ограни-
чений на предпринимательскую и
политическую деятельность инос-
транных подданных. Прочие стро-
гости, введенные в начале войны,
на деле не соблюдались1. По при-
чинам, не вполне мне ясным, боль-
шинство новых, временно осевших
в Швеции, почти исключительно
в ее столице, россиян были еврея-
ми, причем в значительной мере
петербургскими, во вторую оче-
редь - польскими. Евреи, однако,
причем именно восточные, россий-
ские в широком смысле, уже успе-
ли въехать в Швецию из «черты
оседлости» («остъюдар») как часть
первой крупной эмигрантской
волны, захватившей западные гу-
бернии империи в конце XIX века2.
Накануне войны русских евреев
насчитывалось в одном Стокголь-
ме около 5000 человек, в сентябре
1914 года их сразу стало около
9100, а сразу после войны было
около 9430, по достоверным дан-
ным шведского Еврейского обще-
ства помощи пострадавшим от вой-
ны евреям3.
Вновь прибывшие и оставшие-
ся в нейтральной стране впредь до
окончания войны российские под-
данные делились в социальном, то
есть профессиональном и матери-
альном, отношении на подавляющее
большинство, так сказать, деловых
людей, и меньшинство - интелли-
генцию. Рабочих среди евреев но-
вой волны, военных лет практичес-
ки не было, что согласуется с наблю-
дением А. И. Солженицына по Пе-
тербургу 1917 года4. У всех бежен-
цев, застигнутых войной и осевших
в Стокгольме, были кое-какие сбе-
режения, у многих - доходы или со-
стоятельные родственники в Рос-
сии. Дельцы, найдя себе шведскую
обязательную «крышу», занима-
лись посреднической торговлей, в
том числе и с фирмами враждеб-
ных России держав. Интеллигенты
подрабатывали регулярными кор-
респонденциями преимущественно
в легальной русской, случайными
статьями в местной и даже (под
псевдонимами) в германской печа-
ти, преподаванием русского языка,
репетиторством. В политическом
отношении значительная часть
вновь прибывших (как, впрочем, и
давно осевших) сочувствовала со-
циал-демократам правого толка, то
есть меньшевикам и Бунду (опять-
таки, по Солженицыну, петербург-
ское явление), которые, как извес-
тно, с 1912 года входили в так назы-
ваемый августовский блок. Боль-
шевиков среди иммигрантов обе-
их групп было ничтожно мало, хотя
впоследствии именно они привле-
кали к себе главное внимание исто-
риков «русского революционного
подполья» в Скандинавии5.
Сосредоточение
россиян
в
Швеции, а также в двух других
скандинавских странах (точнее, в
История Петербурга. № 4 (26)/2005
предыдущая страница 15 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн следующая страница 17 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст