Г
о
ород далекий и близкий
их столицах) было и причиной, и
следствием роста скандинавского,
и особенно шведского, экспорта и
капиталовложений в России -
особая тема, еще ждущая российс-
кого исследователя6. Отсюда - ча-
стый оборот людей, телеграмм и
денежных перечислений между
Стокгольмом и Петроградом. О
русско-шведском сближении воен-
ных лет на частном уровне свиде-
тельствовали и газетные объявле-
ния об уроках русского языка, и
пособия по этому языку и русской
деловой переписке, и печатный ка-
талог русских фирм, и путеводи-
тель по Стокгольму для русских, и
даже русскоязычная торгово-про-
мышленная газета «Скандинавс-
кий листок» 1915-1918 годов, о
которой еще пойдет речь. Типогра-
фия «Прогресс» с набором русских
шрифтов к 1918 году была вполне
загружена заказами7.
Переломом в российской жиз-
ни на скандинавской чужбине ста-
ла Февральская революция (в мар-
те - по новому стилю здесь и
ниже). Она вызвала живой инте-
рес и бурное сочувствие у шведов.
Авторитет россиян, подорванный
военными поражениями, снова
вырос. Газеты с той поры открыва-
лись новостями из Петрограда.
Начался широкий выезд россиян
на родину. В Стокгольме образо-
вался Комитет помощи русским
политэмигрантам, желающим вер-
нуться на родину. Он был образо-
ван состоятельными российскими
подданными среднего возраста,
почти сплошь питерцами-евреями:
инженер и купец Иосиф Штейн-
берг, ветеран российской социал-
демократии8 (председатель), инже-
нер Григорий Вальдман - его заме-
ститель, Исай ( ^ и а ) Геллер (сек-
ретарь), фабрикант Абрам Гассель-
ник, инженер Кроль, Борис Мэр
(рабочий-металлист, эмигрант еще
с революционных 900-х годов),
Яков Фюрстенберг (варшавянин,
большевик)9.
Первой крупной акцией коми-
тета было обеспечение железнодо-
рожными билетами, питанием,
паспортами, визами, отдельными
меблированными комнатами в
первоклассной гостинице10 30 рус-
ских подданных, входивших в пер-
вую группу «возвратников» - ле-
нинскую, в середине апреля 1917
года. Месяц спустя комитет разде-
лил со шведскими социал-демо-
кратами ношу потяжелее - 250 рос-
сийских меньшевиков, большеви-
ков, эсеров, включавших цвет рос-
сийских левых, Аксельрода и Мар-
това, Натансона (эсер) и Луначар-
ского, Троцкого и Балабанову
(Циммервальдское объединение),
Абрамовича (Бунд) и Феликса
Кона (польско-литовская левая
социал-демократия). Во второй
половине июня проследовала тре-
тья группа «возвратников» из
Бельгии, причем на этот раз и но-
вая шведская, левая социал-демо-
кратическая, партия согласилась
помочь комитету деньгами11.
После Октябрьской револю-
ции питерская колония в своем
подавляющем большинстве явно
укрепилась в антибольшевистских
убеждениях, и шведская столица
стала первым русско-еврейским
«Кобленцем» (по аналогии с Фран-
цузской революцией). Это видно
по новым организациям, действо-
вавшим в Стокгольме на исходе
1918 года12. Главная из них - «Еди-
нение», созданное 17 марта 1918
года, насчитывало вскоре 100 чле-
нов и приглашало в свои ряды всех
желавших. В правлении находим
знакомые лица, того же купца Гас-
сельника. Судя по своему печатно-
му отчету за апрель-декабрь 1918
года, «Единение» (шв.
Enighet)
организовывало вечера с лекция-
ми, устраивало карточные и про-
чие игры, имело свой буфет и биб-
лиотеку, пользовалось поддержкой
«Нюа банкен», банкира-социалис-
та, шведского еврея Улофа Ашбер-
га13 и сотрудничало со шведским
«Еврейским прессбюро». «Едине-
ние» далее помогало Союзу рус-
ской трудовой интеллигенции и
Шведскому
комитету
помощи
русским беженцам. В правление
последнего входила супруга швед-
ского морского министра, крайне
правого социал-демократа Пальм-
шерны, активистом комитета был
и названный Борис Мэр, успевший
за год после Февральской револю-
ции сильно поправеть. Новый ко-
митет, по-видимому, заменил со-
бой прежний, более левый Коми-
тет помощи «политвозвратникам»,
прекративший свое существование
за ненадобностью14.
Поначалу питерцы ожидали со
дня на день падения большевистс-
кого правительства. Однако падение
задерживалось. Люди быстро сооб-
разили, что новый режим, при всех
своих невиданных нововведениях
и фантастически звучавшей рито-
рике, оставлял и даже создавал но-
вые возможности для торговой на-
живы. Изолированные от мира
большевики были не меньше, если
не больше, Временного правитель-
ства заинтересованы в товарообме-
не с нейтралами, среди которых
Швеция в 1918 году выдвинулась
по своему обороту с Советской
Россией на первое место15. После
Брестского мира с Германией и ско-
рого окончания Гражданской вой-
ны в Финляндии морской россий-
17
История Петербурга. № 4 (26)/2005
предыдущая страница 16 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн следующая страница 18 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст