вами ВВ (Варвара Бутера), при-
надлежавший графине Полье, и в
Русском музее находится укра-
шенный бронзовыми вставками
альбом Александра Брюллова с
рисунками, относящимися к пар-
головскому периоду его деятель-
ности. Среди набросков художни-
ка есть карандашный рисунок с
изображением графа и графини
Полье, сидящих за столом, и две
акварели - с изображением графа
Полье на смертном одре и только
что построенного склепа над мо-
гилой графа в Шуваловском пар-
ка (еще без готической церкви над
ним). Очевидно, склеп был соору-
жен по проекту А. Брюллова сра-
зу же после смерти хозяина, так
как в архиве сохранился «Реестр
крестьян Парголовской вотчины,
находившихся 30 марта 1830 г. у
копания для покойного графа
Адольфа Антоновича могилы»36,
в котором указано 144 человека из
всех трех парголовских слобод и
деревень.
Именно графу Полье, столь не-
долго прожившему в России, при-
надлежит инициатива устройства
Шуваловского парка в современ-
ном состоянии и перепланировка
верхнего сада в пейзажном стиле.
Он активно взялся за восстанов-
ление Парголовского имения и за-
думанное благоустройство парка.
К работе был привлечен только
что возвратившийся из пенсио-
нерской поездки Александр Брюл-
лов. Вернувшись в Петербург, он
выполнил для графини Полье про-
ект склепа-усыпальницы и над ней
церкви37. Основные работы по воз-
ведению храма были закончены к
1833 году, освящен же он был толь-
ко в 1846 году.
Именно черты «столь любез-
ной сердцу» А. П Брюллова готи-
ки просматриваются в облике
дворца графини Полье в Парголо-
ве, дошедшем до нас в гравюрах
Лустоно и акварелях В. С. Садов-
никова38.
ригороды
Перестройка дворца в парке,
очевидно, велась в конце 1820-х го-
дов, поскольку на более ранних пла-
нах (до 1817 года) дворец в плане
почти квадратный, каким он изоб-
ражен на рисунке Кваренги 1780-х
годов39, то есть не достроенный бо-
ковыми флигелями, имеющимися
у изображенного Лустоно (1833
год), во-вторых, при П. А. Шувало-
ве «дворец не был построен»40, а все
имение было обложено огромными
долгами. Возможно, постройку но-
вого загородного дома финансиро-
вал А. Полье. Об этом косвенно
свидетельствуют его письма к ехав-
шей на родину за разрешением на
брак с иностранцем графине Шу-
валовой. Так, в письме от 9 октяб-
ря 1826 года он сообщал ей о ре-
зультатах своих «хлопот по полу-
чению (пока он не стал русским
подданным) во Франции наслед-
ственного майоратного владения и
заема на 160 тысяч франков»41.
Основное здание было двухэ-
тажным на подвалах, в 11 окон по
фасаду, с четырехскатной кровлей
и высоким бельведером, украшен-
ным куполом и флагштоком. Цен-
тральная ось фасада подчеркива-
лась двухколонным портиком, за-
вершенным лучковым фронтоном,
сохранившимся от первоначально-
го дворца XVIII века с элементами
«петровского барокко», изобра-
женного на рисунке 1780-х годов
Дж. Кваренги. Окна имели клас-
сицистические наличники. Одна-
ко в рисунке окон бельведера и вто-
рого этажа, а также балюстрады
бельведера и подзора навеса крыль-
ца просматриваются готические
элементы. С правой стороны к
дому примыкала одноэтажная при-
стройка. Перед фасадом дворца,
обращенным к Парнасу, находи-
лись садик с цветником и площад-
ка со стоящими у самого обрыва
холма двумя высокими листвен-
ницами. Обилие готических эле-
ментов, столь характерное для ран-
них работ А. Брюллова, оформле-
ние двух кабинетов второго этаже
в «готическом стиле»42, а также
имеющиеся документы, подтверж-
дающие участие архитектора не
только в строительстве церкви
Петра и Павла, но и в оформлении
домовой Скорбященской церкви в
1832-1834 годах43, позволяют сде-
лать
заключение
об
участии
А. П. Брюллова в перестройке
внешнего вида и интерьеров дома
графини Полье.
Ко времени выполнения работ в
Парголове относятся два хорошо из-
вестных портрета А. Брюллова: аква-
рели с изображением М. М. Сперан-
ского (1833), жившего в 1830-х го-
дах в парголовском имении Полье
и у своей дочери Е. М. Фроловой-
Багреевой, и Н. Н. Пушкиной
(1831), родственницы В. П. Шува-
ловой-Полье. Они хранятся в Му-
зее А. С. Пушкина в Петербурге, на
Мойке, 12.
После постройки парголовс-
кой церкви «архитектор импера-
торского двора» А. П. Брюллов за-
нимался проектированием и стро-
ительством церквей, домов, особ-
няков и дач петербургской знати,
восстанавливал отделку Зимнего
дворца после пожара 1837 года. Эта
деятельность в отличие от работ
первых лет его пребывания в Рос-
сии, когда он был еще недостаточ-
но известен, подробно изучена и
нашла отражение в посвященных
зодчему работах как XIX века
(в обзоре, посвященном 50-летию
его деятельности44, некрологе45 и
энциклопедиях46), так и в исследо-
ваниях советских ученых последу-
ющего столетия47.
«Склеп Полье», «Адольфова
гора» и «Адольфова аллея» - эти
названия уголков Шуваловского
парка спустя два века доносят до
нас имя человека, некогда задумав-
шего преобразовать эту местность
и за свой короткий промежуток
жизни, проведенный в Парголове,
сумевшего сделать так, чтобы по-
томки его не забыли.
1
Оль Г. А. Архитектор Брюллов. М.; Л., 1955; Она же. Александр Брюллов. Л., 1983.
2
Акварельные работы Брюллова / / Среди коллекционеров. 1924. № 3-4. С. 3-9; Герловина Э. Графические портреты
А. П. Брюллова / / Искусство. 1963. № 6. С. 63-67.
3 Местонахождение портретов неизвестно, хотя в настоящее время в Государственном Русском музее (ГРМ) хранится порт-
рет молодой женщины в горностаевой мантии, стоящей возле гробницы с датой MLCCCXXV (1825) на фоне неаполитанского
пейзажа.
4 Архив Брюлловых / Ред. и примеч. И. П. Кубасова. СПб., 1900. С. 24.
5 Герловина Э. Указ. соч. С. 64.
3 5
История Петербурга. № 4 (26)/2005
предыдущая страница 34 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн следующая страница 36 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст