ригороды
Зрительный зал в здании Павловского вокзала
продавцы всевозможной снеди, и
борьба за внимание клиента неред-
ко доходила до крика и даже драк
между представителями предпри-
имчивого местного населения80.
Повсеместно сельские жители
переезжали на лето в шалаши и са-
раи, чтобы только иметь возмож-
ность пустить в избу дачников, и не-
удобства с лихвой оправдывали
себя. Например, в 1869 году крес-
тьяне деревни Малая Ижора, в семи
верстах от Ораниенбаума, получа-
ли около 50 рублей в сезон за арен-
ду помещения и различные услуги.
По словам газеты «Кронштадтский
вестник», этой суммы хватало для
того, чтобы выплатить годовой об-
рок81. Статистические издания на-
чала XX века отмечали, что выгода
от дачного дела была настолько зна-
чительной, что резко менялся круг
занятий крестьян в дачной зоне.
Все, что производилось, было рас-
считано исключительно на спрос
дачников, в то время как выращи-
вание зерновых культур прекраща-
лось, и в зимнее время крестьяне
предпочитали покупать в лавках те
товары, которые прежде выращива-
ли сами - хлеб, овощи82. Дачный
промысел, таким образом, оказал-
ся куда более доходным, нежели
традиционные крестьянские заня-
тия, и натуральное хозяйство в дач-
ной зоне сменилось деятельностью
в сфере обслуживания, стало срод-
ни ремеслу в городе.
Сколько-нибудь состоятельные
горожане снимали на лето более
комфортные помещения - дачи,
предназначенные для приема посто-
яльцев. Владелец одного или не-
скольких таких домов, расположен-
ных в известном дачном центре, мог
рассчитывать на безбедную жизнь
- конечно, если находил клиентов.
Факт обладания недвижимостью
такого рода свидетельствовал об
успехе в коммерческой деятельно-
сти. Современники, вспоминая о
людях, ставших дачевладельцами,
не писали об этом напрямую, одна-
ко высокая доходность предприя-
тия становится понятной из кон-
текста. Например, Н. Воронович
вспоминал, что сверхсрочные пра-
порщики в гвардейском полку яв-
лялись также богатыми дачевла-
дельцами, но подчеркивали свою
преданность службе - дескать, дру-
гие на их месте довольствовались
бы достигнутым успехом и не про-
водили бы «целые дни.
.. в казармах
среди своих солдат»83.
Герои воспоминаний В. Тру-
бецкого и В. Набокова, торговец и
управляющий, тоже были дачевла-
дельцами. Эта деталь помогла ав-
торам показать, каких неожидан-
ных высот достигли два прохин-
дея, талантливые в обмане клиен-
тов и хозяев. В. Трубецкой расска-
зывает о «шакале» - торговце осо-
бого рода, который поставлял все-
возможную снедь военным и уча-
щимся в то время, когда они уча-
ствовали в военных учениях или
проводили топографические съем-
ки в районе Красного Села. Моло-
дые люди, обладатели здорового
аппетита и тугого кошелька, могли
получить любой деликатес, не по-
кидая поля. За свои услуги шака-
лы «драли. втридорога, охотно
предоставляя
неограниченный
кредит»84 и норовили замешкать-
ся, когда следовало вернуть сдачу
на крупную сумму. Если офицер
спешил, то предпочитал потерять
свои деньги, нежели дожидаться
расчетов85. «Профессия шакала,
по-видимому, была очень выгод-
ной, ибо шакал после нескольких
лет своей деятельности обычно
приобретал где-нибудь в окрестно-
стях Красносельских лагерей дачу,
39
История Петербурга. № 4 (26)/2005
предыдущая страница 38 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн следующая страница 40 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст