ригороды
40
которую летом пускал в эксплуа-
тацию», - заключает автор.
В. Набоков, вспоминая о ха-
рактере своих родителей, пишет о
попытках отца - известного поли-
тика проследить за статьями рас-
ходов и призвать к ответу слуг-ра-
стратчиков. Намерения В. Д. На-
бокова сталкивались с нежелани-
ем его самого и жены расстраивать
слуг или быть к ним излишне, по
их мнению, жестокосердными.
«Веселая воровская свистопляс-
ка», царившая в доме Набоковых,
видна на примере управляющего
Егора, который «торговал под шу-
мок господскими цветами и ягода-
ми так искусно, что нажил новень-
кий дом на Сиверской: мой дядя
Рукавишников как-то ездил по-
смотреть и вернулся с удивленным
выражением»86. Героев Воронови-
ча, Трубецкого и Набокова объе-
диняет одна важная черта: все они
стали зажиточными людьми бла-
годаря личному умению тем или
иным путем извлечь выгоду из сво-
его дела. Практическая жилка дик-
товала им, куда следует поместить
нажитый капитал, и наиболее вы-
годным предприятием оказыва-
лось не что иное, как покупка дачи
в оживленной дачной местности,
для того чтобы принимать на лето
постояльцев.
Взаимный деловой интерес,
объединявший дачников и дачев-
ладельцев, являлся движущим
средством для расширения дачно-
го пространства. Отсутствие же-
лезнодорожных станций вблизи
дачных районов создавало трудно-
сти для тех и других, и проблема
требовала решения. Конечно, в
особенных случаях можно было
игнорировать правила остановок,
установленные железной дорогой.
Например, миллионер В. И. Рука-
вишников ездил в Сиверскую на
поезде, следовавшем в Европу и
пересекавшем Россию с мини-
мальным количеством остановок.
«И вот вздохнули и стали длинные
карие вагоны Норд-Экспресса, ко-
торый дядя подкупал, чтобы тот ос-
танавливался на дачной станции, и
страшно быстро из багажного вы-
носилось множество его сунду-
ков.
..»87 - вспоминал В. В. Набо-
ков. Однако предусмотрительные
дачевладельцы предпочитали идти
официальным путем, и поэтому
обращались с ходатайствами в
Министерство путей сообщения.
Документы такого рода оседали в
Техническо-инспекторском коми-
тете железных дорог. Комитет рас-
сматривал технологические сторо-
ны вопроса и решал, возможно ли
строительство платформы или
станции, исходя из особенностей
местности, стоимости строитель-
ства и целесообразности оного в
отношении доходов дороги.
Жители петербургских окрес-
тностей, направляя в Министер-
ство путей сообщения коллектив-
ные ходатайства о строительстве
полустанций, выбирали поручите-
ля, который бы защищал их инте-
ресы посредством усилий и влия-
ния. Жители Мариенбургской ча-
сти Гатчины, например, выбрали
своим представителем управляю-
щего Гатчинским дворцовым прав-
лением генерал-лейтенанта Багго-
вута88. В 1872 году общество крес-
тьян деревни Купчино выдало
письменное уполномочение губер-
нскому секретарю Ю. А. Нарбуту,
для того чтобы тот ходатайствовал
в правлении Царскосельской же-
лезной дороги о строительстве от-
крытой пассажирской платформы
на 9-й версте Царскосельской до-
роги (ныне станция Купчино)89.
Ранг поручителей был высок, если
общность интересов
сближала
представителей
разных
соци-
альных слоев, например, домовла-
дельцев и государственного чинов-
ника дворцового ведомства. Такое
удачное партнерство складывалось
не всегда, чаще поручитель выби-
рался из среды ходатаев. Так, кре-
стьяне Лужского уезда направили
в Министерство путей сообщения
ходатайство, под которым было
выведено девятнадцать подписей с
пометкой «грамотныя»90. Однако,
направляя ходатайство, заинтере-
сованные лица не полагались на го-
сударственные ведомства. Из до-
кумента видно, что в Петербурге,
на Владимирском проспекте в
«15 квартере» проживал один из
просителей, Федор Заплаткин91.
Адрес его, указанный после всех
подписей, говорит о том, что имен-
но этот человек являлся связую-
щим звеном между министер-
ством и крестьянами. Важное дело,
таким образом, необходимо было
держать под личным контролем, не
полагаясь на государство.
Дела об открытии станций со-
держат только один полный текст
прошения местных жителей, по-
этому нельзя судить о том, привле-
чение ли дачников было главной
целью возведения платформы. Од-
нако именно возможность «дачно-
го» использования станций была
основной гарантией дохода для
железной дороги. Так, аргумента-
ми,
позволившими
разрешить
строительство платформы Мари-
енбург, выступили «неоднократные
ходатайства домовладельцев Ма-
риенбургской части» 92, располо-
жение ее напротив зверинца93, а
также сам факт «ходатайства Гат-
чинским дворцовым правлением
генерал-лейтенанта Багговута»94.
Просьбы местных жителей упомя-
нуты в документе трижды, в то вре-
мя как сведения о зверинце и хо-
датайстве Багговута (в качестве
аргумента) - лишь единожды. Дач-
История Петербурга. № 4 (26)/2005
предыдущая страница 39 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн следующая страница 41 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст