юбилею Победы
Эвакуация.
Всероссийская академия худофестВ
В Самарканде.
1 9 4 2 — 1 9 4 4
М. А . Бойко
Ты так вознесся, Самарканд,
что говорят - то райский сад!
Ты - как луна в кольце валов
в тенистой зелени садов.
Ахмед ибн Вади
66
Когда началась Великая Отече-
ственная война, отцу, работавшему
в Ленинграде в Главной палате мер
и весов, в августе 1941 года было
поручено возглавить эвакуацию
ценного оборудования ряда лабора-
торий в Киров-областной (Вятку).
Родители категорически настаива-
ли на моем отъезде с ними, я долго
сопротивлялась, но наконец согла-
силась, поставив непременным ус-
ловием мой возврат к началу учеб-
ного года, то есть к октябрю, в Ле-
нинград, в Академию художеств, где
я училась на факультете теории и
истории искусства (ФТИИ).
В Кирове я неожиданно встре-
тила студентку архитектурного
факультета Валю Душечкину, и,
конечно, мечты о скором отъезде в
Ленинград нас объединили, хотя
раньше мы были еле знакомы. Но
когда мы пришли в конце сентября
1941 года за железнодорожными
билетами, на нас в кассе посмотре-
ли с удивлением и отказали, а на-
чальник станции, куда мы добра-
лись, доказывая необходимость
отъезда, объяснил, что из Ленин-
града при первой возможности
только увозят гражданское населе-
ние, а никак не ввозят, и что речи
быть не может о билетах. Как-то
особенно реально почувствовалась
беда, нависшая над Ленинградом,
было очень тоскливо и тревожно.
Но стало ясно, что здесь мы надол-
го - и обе устроились на работу. Я
- в эвакогоспиталь, санитаркой в
операционную. Хотелось делать
что-то наиболее близко связанное
с войной - даже здесь, в глубоком
тылу, чем-то помогать как можно
реальнее.
Была зима 1942 года, и вдруг
ко мне на работу прибежала Валя с
известием, что где-то на запасных
путях стоит эшелон, везущий ака-
демию в Самарканд. Мы броси-
лись на поиски, но они были без-
результатны, и, как выяснилось уже
в Самарканде, эшелон к тому вре-
мени протащили дальше от Киро-
ва. Но тогда нам еще сказали, что
людей, наиболее слабых, сняли с
поезда и отправили по госпиталям
Кирова. Мы их облазили все! А их
к тому времени было здесь уже
много. Однако никого не нашли,
сведения оказались неверными, но
блокадных ленинградцев увидели
многих, и их облик остался перед
глазами навсегда.
..
Как только Академия худо-
жеств 23 марта 1942 года приехала
из Ленинграда в Самарканд, ко мне,
в Киров, стали приходить письма
от моей ближайшей подруги Иры
Соколовой. Узнав из них, что мож-
но получить вызов в Самарканд на
учебу, я списалась с дирекцией ин-
ститута. Без вызова железнодорож-
ные билеты не продавали.
Для поездки и жизни в Самар-
канде хотя бы на первых порах
нужны были деньги, и я на толкуч-
ке продала папины часы, взамен
купив буханки хлеба на дорогу -
основное и лакомое питание в то
время. В Кирове было голодно, у
отца даже началась дистрофия 2-й
степени. Я тоже была худа и посто-
янно хотела есть, но все же это не
была,
конечно,
ленинградская
жизнь, и я очень стеснялась ехать в
Самарканд, думая, что буду там
толще всех да еще не пережившая
всего. К удивлению, я оказалась
чуть ли не самой худощавой, так
как за несколько месяцев жизни в
Самарканде академисты и немнож-
ко отъелись, и многие неестествен-
но располнели. Потом эта полнота
с них постепенно сошла до нормы,
хотя интерес к еде и постоянная
потребность в ней еще долго про-
должали существовать. Помню,
например, как в день моего приез-
да в Самарканд меня поразило
объявление, висевшее в здании
школы, где разместилась академия,
о товарищеском суде над студен-
том М. Дунцом, будущим теат-
ральным художником. Оказалось,
он был обнаружен на чердаке шко-
лы готовящим себе еду из пойман-
ной бродячей кошки. Дабы такие
рецидивы блокадного голода не
повторялись, решили в назидание
просить
дирекцию
исключить
Дунца из академии. И лишь ис-
креннее раскаяние этого горе-пова-
ра, в прошлом действительно ра-
ботавшего где-то на ниве обще-
ственного питания, смягчило воз-
мущенных «судей», и все окончи-
лось вынесением порицания.
В поездке со мной был большой
груз: матрац, одеяло, подушка, зим-
нее пальто, все носильные вещи, а
предстояло две пересадки, и я очень
нервничала. В Новосибирске билет
до Самарканда не компостировали
без справки о санобработке. А ког-
да я сунулась за этой справкой, то
оказалось, что очереди там месяца-
ми. Мне же в Новосибирске оста-
новиться было негде. Оставалось
уже мало взятой из Кирова еды, да
и денег не ах. На мое счастье около
бани, где проходили санобработки,
стали набирать группу желающих
История Петербурга. № 4 (26)/2005
предыдущая страница 65 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн следующая страница 67 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст