К
юбилею Победы
Сергей Сперанский
баюсь, Новодворская - как стар-
ший IV курс ФТИИ закончили
обучение в 1943 году уже в Самар-
канде. Регулярной стройной сис-
темы занятий не было. Наш курс
был самым контрастным по возра-
стному составу. Были люди, посту-
пившие в институт сразу после
школы, но были и значительно бо-
лее старшие - лет на пятнадцать-
двадцать. В учебном процессе эта
разница нивелировалась, в быту же
оставалась ощутимой. Возле “Ака-
демии” - то есть школы - было не-
большое здание, кажется банька, в
которой наш IV курс часто соби-
рался по вечерам. Впрочем, хотя
понятие “курс” в действительнос-
ти было, но жизнь коллектива всей
Академии, включая жен, детей,
служащих, была столь слитной,
что говорить о каком-то админис-
тративном членении очень и очень
трудно. Мы жили все вместе, от-
крыто друг для друга.
Перед выпуском у нас были
госэкзамены по марксизму-лени-
низму и истории искусства. Из
учебных пособий по искусству
были только кнебелевский “Гра-
барь”, книги Коваленской, Алек-
сандра Бенуа, учебник под редак-
цией Пунина.
На моем, третьем, курсе ФТИИ
читали: русское искусство - Иса-
ков, диамат и истмат - Гиль, но наи-
более ярко почему-то запомнились
лекции И. А. Бартенева, тогда еще
только начинавшего педагога. Он
часто посматривал в тетрадь со сво-
ими записями и читал необычайно
обстоятельно и скрупулезно. В каж-
дом здании перечислял число ко-
лонн, ступеней и проч. А так как это
все не сопровождалось никакими
зрительными впечатлениями - ди-
апозитивов и репродукций не было,
- то такие сведения подавляли и
изумляли своим обилием. Как-то
мне передали, что Игорь Александ-
рович обижается: «Почему это
Бойко все время ест на его лекци-
ях?» А мне казалось, что жую ле-
пешку очень незаметно.
Заниматься летом в здании
школы было ужасно - донимали
клопы. Даже в саду педагог читает
лекцию, а ты на парте клопов да-
вишь - злющих, огромных. К зиме,
после обработки помещений спа-
сительным порошком, дустом, они
как-то затихали. Поэтому летом
мы спали вне комнат в садике вок-
руг здания, а остававшихся в шко-
ле называли донорами.
Еще запомнились занятия с
Н. Л. Вишневской английским
языком. Мы с энтузиазмом стали
овладевать им, лежа на нарах на
втором этаже, обе - Ира и я - без
конца гоняли друг друга, проверяя
значение и произношение слов.
Число студентов на курсах сна-
чала колебалось от двух до пяти-
шести человек. А на 5-м курсе ар-
хитектурного факультета все пред-
меты одно время читались только
для одного студента - Фильки Геп-
нера. Характерная сценка «Чтение
лекций под абрикосовым деревом»:
в саду за партами студент Гепнер и
преподаватель Хазацкий. Идет лек-
ция. Вдруг с ветки шмякается зре-
лый абрикос. Минутное замеша-
тельство, и неспешно идет его под-
нимать лектор. Через некоторое
время падает новый плод - обоим
ясно: очередь, по справедливости,
студента. Лекция продолжается.
..
Вообще жизнь была колоритна.
Например, на первый курс ФТИИ
набрали молодежь из местных и из
эвакуированных, которая в музеях-
то побывать из-за войны не успела.
А наглядных пособий в академии -
кот наплакал. И вот преподаватель
А. А. Починков, один из немногих
вместо шмоток захвативший с со-
бой из Ленинграда в Самарканд
книги, сколько смог сам унести,
когда репродукций для показа экс-
понатов на лекциях не хватало, вста-
вал в позу той или иной античной
статуи. Конечно, этот момент не
преминули отразить в стенной га-
зете в очередной карикатуре, вер-
нее дружеском шарже. Великолеп-
но читал лекции Пунин. Однажды
вечером он рассказал для всей ака-
демии о творчестве Микеландже-
ло. В наш так называемый актовый
зал, то есть сдвоенный класс, акаде-
мистов набилось до отказа. Лекция
шла, конечно, без диапозитивов, но
все слушали затаив дыхание, и
вдруг погас свет. При полной тиши-
не он продолжал говорить и так во
тьме и закончил лекцию - и какую
блистательную!
Постепенно студентов стано-
вилось больше. Немного человек
возвратилось с фронта - например,
демобилизованные после ранений
живописец Никита Медовиков,
архитектор Миша Штример. Кое-
кто приехал из других городов -
Люся Рыбакова, Ира Лапина, а трое
студентов ЛИИКС (Ленинградс-
кого института инженеров комму-
нального строительства) - Валя
Шувалова,
Лиля
Варшавская,
Лена Лавровская - сошли с поезда
в Самарканде, выбираясь с Север-
ного Кавказа, откуда спасались от
прорвавшихся туда фашистов.
...Студенты делились, конечно,
на группы по интересам и симпа-
Н. Н. Пунин - профессор,
преподаватель истории
западноевропейского искусства
и курса
«Анализ произведения
изобразительного искусства»
69
История Петербурга. № 4 (26)/2005
предыдущая страница 68 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн следующая страница 70 История Петербурга №26 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст