С/л
т р о и т е л ь с т в о и а р х и т е к т у р а
Юом
«рядовой Застройки»
Е. Н. Ильина
Архитекторы и краеведы подсчитали: примерно 70% застройки центральной части Петербурга - зда-
ния эпохи так называемого историзма (эклектики) и модерна. И если сохранившиеся до наших дней построй-
ки XVIII и первой трети XIX веков уже в силу своей немногочисленности считаются (большей частью)
объектами, достойными ох]>аны и изучения, то огромное, подавляющее большинство более поздних зданий
-
всего лишь «рядовая застройка». Обидный и неуместный термин. Взгляните на любой провинциальный город
России. Здеа> по пальцам можно пересчитать подобные дома; ведь даже в XIX - начале XX века бесчисленные
провинциальные города и городки империи были в основном деревянными, а дерево - материал недолговечный.
II получается, что старые русские города, возраст которых исчисляется иногда столетиями, являют собой
ныне почти целиком плод массового строительства советской эпохи - вот действительно «рядовая заст-
ройка», где дома неотличимы, как горошины из одного стручка. А Петербург избалован: здесь не считаются
достойными охраны дома, по которым можно изучать историю русской архитектуры такого сложного и
неоднозначного периода, как период эклектики. Их безнаказанно кромсают недрогнувшей рукой: малюют свои
«заплатки» офисы и лавочки-«однодневки»; снимают и выбрасывают на помойку уникальные двери пара-
дных, заменяя ах железными уродцами, которые уподобляют вход в жилой дом дверям какого-то бункера или
склада; искажают «лица» домов сверкающими стеклопакетами, уничтожая изначальный рисунок оконных
переплетов.
.. «Улучшают» то, что нужно бы беречь и реставрировать, опасаясь утраты навечно.
Я верю, что за сталетие-полтора любой дом перестает быть просто неодушевленной материей: камнем,
деревам, металлом, цементом.
.. Андрей Тарковский в одной из бесед со зрителями признавался, что не может
жить в новопостроенном доме, ибо своей жизнью и жизнью близких он не сможет, не успеет одушевить
стены жилища, наполнить их неким содержанием.
12
лет назад моя семья вселилась в один из «рядовых домов» Петрог})адской стороны после десятилетн
го вялотекущего обмена. Странное дело: лишь только войдя сюда, я поняла, что надоевший обмен закончен -
я хочу здесь жить. Все здесь было мило сердцу: и плитки пола с меандровым рисунком в парадном, и витые
лестничные перила, и филенчатые двери, и старинный петербургский крюк двери, прославленный Достоев-
ским в «Преступлении и наказании», и розетки на потолке, и диковинный механизм оконных задвижек с
замысловатой рукояткой, и рассохшиеся, крашеные-перекрашеные, но паркетные палы. Все это, похожее, -
и богаче, пышнее, просторнее! - было видено неоднократно, но никогда не возникало желания поселиться,
обживать, «вить гнездо», быть здесь. Это чувство возникло только тут.
Возможная разгадка прилила через несколько лет. Разбирая бумаги семейного архива, я обнаружила по-
чтовые открытки столетней давности, адресованные моей прапрабабушке сюда, в этот дом. Здесь посели-
лась молодой женой моя прабабушка, здесь родилась моя бабушка. Не отпечаток ли их душ, их голосов в этих
стенах сказал мне тогда: «ты дома»?
Петербуржцы, прислушайтесь к голосим своих домов, почувствуйте их, разгадайте их тайны, прочти-
те их историю, узнайте, чья воля и труд создали их, чьи жизни прошли в этих стенах, какие судьбы, счаст-
ливые или горькие, свершились здесь.
..
Я хочу вывести из общего строя «рядовой застройки» свой дом и представить его, как представляют
доброго знакомого. Вот он.
/ Т >
Доь
1
25 по улице Съезжинской
в Санкт-Петербурге принадлежит
к ранним работам известного ие-
тербургского-ленинградского ар-
хитектора Д. Г. Фомичева.
Демьян Галактионович Ф оми-
чев родился в 1876 году. Крестья-
нин деревни Починок Галичского
уезда Костромской губернии, он
приехал на заработки в Петербург
во главе артели плотников-одно-
сельчан. Способный юноша окон-
чил в столице гак называемую шко-
лу десятников, получил звание тех-
ника-архитектора и в этом качестве
принимал участие в проектирова-
нии множества зданий: деревянные
п каменные особняки, доходны е
дома, бани, рынки, лавки. С начата
XX столетия он выполнял совер-
шенно самостоятельные работы,
уже несшие на себе отпечаток ин-
дивндуатышй манеры мастера.
Целеустремленность и трудо-
любие, свойственные Фомичеву,
дали ему обширный практический
опыт. За 1907-1915 годы он окон-
чил архитектурное отделение Ака-
демии худож еств по мастерской
профессора А. Н. Померанцева и
получил звание художннка-архн-
тектора. В те годы он посетил Ита-
лию и Францию, где изучал насле-
дие мастеров эпохи Возрождения,
влияние которой впоследствии
неоднократно сказывалось в твор-
честве мастера (дом 10 по улице
Куйбышева, 1912-1914 годы; дом
21 по 4-й линии Васильевского ос-
трова, 1913 год).
В советское время Д. Г. Фоми-
чев как член Общества архнтекто-
ров-художников работал над кон-
курсными проектами, занимался не
только возведением новых зданий,
но и реставрационными работами,
обмерами архитектурных памятни-
ков города, преподавал в архитек-
турном техникуме. В 1930-е годы,
уже зрелым мастером, он создал
наиболее известные свои творе-
ния - жилой дом «работников ис-
кусств* на Каменноостровском
проспекте. 14 (где жили художнн-
Истоінш Петгр6уі>/а.
.V .5
(27)/2005
предыдущая страница 13 История Петербурга №27 (2005) читать онлайн следующая страница 15 История Петербурга №27 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст