^ Д о в р е м е н н ы е м е м у а р ы
32
ну. Писал долго, обдумывая каждое
слово и отделывая каждое выраже-
ние. И вот весной, в апреле 1940
года, пришла долгожданная весть о
реабилитации. В Ленинграде мы
поселились у М усиной мамы на
улице Радищева. 19. С этим адре-
сом оказался связан большой пери-
од нашей жизни. Условия жизни
здесь были очень тяжелыми: сырые
помещения на первом этаже с окна-
ми, выходящими в полутемный ко-
лодец внутреннего двора.
По возвращении жена снова
стала студенткой Техноложки, я же
восстановился в университете на
третьем курсе. М уся сдала после-
дний экзамен 21 нюня 1941 года, и
утром следующего дня мы с ней со-
бирались поехать «на острова*. А на
улице у репродукторов уже толпи-
лись люди, слушая сообщение об
объявлении войны с Германией.
..
Уж е 7 июля в университете
началась запись добровольцев в
народное ополчение, и я тотчас
прибыл в ЛГУ. Я - боец Красной
армии, иду на ф ронт защ ищ ать
Ленинград.
М еня назначили командиром
взвода артиллерийского полка.
Вскоре нас в составе батареи
76-мнллиметровых полковых пу-
шек срочно перебросили на пере-
довую в районе Лигово. Здесь при-
шлось испытать и радость ведения
точного артиллерийского огня по
накануне разведанным вражеским
целям, и горечь от огневого налета
вражеской артиллерии на наши
позиции. В результате налета ком-
бат был ранен, я контужен, поло-
вина расчетов выведена из строя,
пушки разбиты. Меня перевели к
минометчикам
-
командиром
взвода управления.
Наш наблюдательный пункт
находился в одиноком трехэтаж-
ном кирпичном доме с трубой, сто-
явшем за линией наших передовых
дозоров. Через день, с рассвета до
наступления темноты, я вел наблю-
дение с чердака этого дома, прячась
за трубой. С о мной был лишь один
связист. Не было дня, чтобы нем-
цы не вели огонь по нашему дому,
мины, пролетая через разбитые пе-
рекрытия, рвались внизу. Наконец,
немцы этот дом завалили, при этом
мой сменщик был ранен.
В декабре меня назначили ко-
мандиром роты, державшей оборо-
ну на переднем крае. В то время глав-
Июль 1941 г.
ным нашим противником стал го-
лод. Сперва люди заметно распуха-
ли, затем при ходьбе начинали ва-
литься с ног. В нейтральной полосе
мои разведчики обнаружили неуб-
ранное капустное поле и натаскали
замерзш их кочанов. П отом мне
было приказано взять «языка*.
Только на третий раз наши попыт-
ки увенчались успехом. Всем учас-
тникам операции объявили благо-
дарность, а меня удостоили уволь-
нением в Ленинград. О т стен боль-
ницы Фореля (теперь там Д К «Ки-
ровец») я шел до проспекта Стачек,
наслаждаясь тем, что можно идти
во весь рост. Проспект был перего-
рожен двумя баррикадами: мешки
с песком, бревна, болванки, рельсы,
«колючка*, бетонные надолбы и
дзот с орудием в амбразуре. Про-
верка документов. На попутке дое-
хал до Садовой. По дороге видел
лежавших в снегу людей, которым
ничего уже не было нужно. Видел:
ленинградцы на детских саночках
везут покойников, завернутых в
простыни. Идут с бидонами и чай-
никами за водой. Трамваи не ходи-
ли. Город обстреливался крепко, но
он стоял.
..
М ои близкие были в эвакуа-
ции за Волгой, и я шел на Петро-
градскую сторону в надежде зас-
тать на Дивенской кого-нибудь из
Кобриных, друзей моей матери. К
счастью, дома оказалась сама Али-
на Михайловна. Сготовили еду из
моего сухого пайка. Натопив снега
и согрев воды, я помылся в ванной.
Съел тарелку супа с рисом. Наго-
ворились. Н аутро я отправился
обратно к себе «домой*, на пере-
довую. Мой рассказ о Ленинграде
потряс моих товарищей.
..
Вскоре пришел приказ полку
сняться с позиций и походным по-
рядком прибыть в Рыбацкое. С сан-
ками и волокушами мы шли вдоль
линии фронта. Неожиданно связ-
ной доставил мне записку от ком-
бата с приказом сдать немедленно
роту политруку и отправиться в
штаб Ленинградского фронта, на
улицу Каляева. Там оказался сбор-
ный пункт командиров Р К К А - от
младшего лейтенанта до майора. У
всех у нас была одна особенность
будучи советскими гражданами,
мы были нерусской национально-
сти: поляки, финны, немцы, чехи.
И з девяти поляков лиш ь один я
умел читать и немного писать по-
польски. Через несколько дней под
командой капитана - старшего на-
шей польской группы - мы были
сначала доставлены на поезде до
Ладожского озера, а потом на гру-
зовиках перевезены через Ладогу.
На станции Волховстрой только
что прошли жаркие бон. В ожида-
нии восстановления пути мы долго
стояли в холоде и полном мраке. На
станции уже был кипятильник, и,
встречая Новый год, мы пили ки-
пяток, произнося желанный для
всех нас тост: «За Победу!*.
Дальше мы ехали в «теплуш-
ке*, и хотя нам еще ничего офици-
ально не объявляли, но мы догады-
вались. что нас, как поляков, хотят
использовать в Польской армии,
ф ормируемой где-то в С С С Р . В
пути я подружился с Винцентом
Войцюшем. На Ленфронте он был
командиром пулеметной роты. По
прибытии в Саратов мы явились в
штаб Приволжского военного ок-
руга, а там не знали, что с нами де-
лать - формируемая Польская ар-
мия Андерса уже переместилась в
Среднюю Азию , ближе к южным
границам С С С Р . В конце концов
эта армия покинула пределы С о -
ветского Союза. 1 lac определили в
запасной стрелковы й полк. Там
проходили формирование и обу-
чались маршевые роты перед от-
правкой на фронт. М не поручили
готовить стрелковые роты, а Вой-
цюш готовил пулеметчиков. Про-
У/гшо/мш
Чі'іт’іщциа.
.V
5 (27)/2005
предыдущая страница 33 История Петербурга №27 (2005) читать онлайн следующая страница 35 История Петербурга №27 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст