л о к а д а Л е н и н гр а д а
жив такой страх, разошлись. Я по-
лучала крупу в полубессознатель-
ном состоянии.
Первая половина сентября
была теплая, некоторые дни были
даже солнечными, но конец меся-
ца был уже холодный.
Тревоги объявлялись часто, по
многу раз в сутки - и утром, когда
шли лекции, и после лекций, и но-
чью. То бомбежка, то обстрел, то
все вместе. Ночью дежурить было
тяжело; и спать хотелось, и холод-
но было на крыше, н просто было
жутковато. В памяти - небо в аэро-
статах, лучи прожекторов, вон и
оглушительные разрывы бомб и
снарядов, запах гари. Из первых
дежурств отчетливо запомнились
- я это видела несколько раз - ра-
кеты, которыми немецкие агенты
откуда-то, наверное с крыш, а мо-
жет быть, и из окон верхних эта-
жей. подавали сигналы своим са-
молетам. Сначала я не понимала,
что это такое, пока на каких-то
ближайш их занятиях нам это не
объяснили. М ы запоминали ори-
ентиры, откуда выстреливалась
ракета, а начальник объекта сооб-
щал об этом в штаб М П ВО. Нас
предупреждали, что немецкие аген-
ты сигнализируют своим самоле-
там еще и фонариками, но таких
сигналов я сама не видела.
Очень часто, но разным причи-
нам, замена или не приходила, или
задерживалась, и тогда дежурили
без отдыха и, конечно, недосыпа-
ли, выматывались. Н о молодость
есть молодость. Тревоги и дежур-
ства заканчивались, и - это было
еще в сентябре - мы шли в боль-
шой актовый зал. Кто-нибудь иг-
рал на рояле, в том числе и я -
тренькала что-то, и мы танцевали
и пели, и было весело. Казалось
даже, что никаких тревог больше
не будет.
Помню хорошо, как первый раз
тушила я зажигательные бомбы. Во
время налета мы сидели на нашей
вышке и вдруг услышали, как что-
то загрохотало по крыше, как буд-
то кто-нибудь камни бросил. М ы
быстро спустились с вышки и ста-
ли по разным концам осматривать
крышу. Крыша была немного пока-
той. и недалеко от края я увидела
две зажигалки, они лежали близ-
ко одна от другой. Зажигалки были
небольших размеров, цилиндри-
ческой формы. Потом на той же
крыше я тушила и другие зажига-
тельные бомбы, они были крупнее,
а по форме были похожи, как бы
это сказать, ну, на фляги, что ли.
О т страха я даже не видела,
начали гореть эти бомбы или нет.
Я взяла щипцы и подошла к пер-
вой зажигалке. Сердце у меня за-
мирало - я боялась, что бомба
взорвется в руках. На занятиях нам
объясняли, как обращаться с зажи-
галками, но то была теория, а это -
действительность. Отступать было
стыдно, я ухватила бомбу щипца-
ми и, не дыша, сунула ее в ящик с
песком. Рядом с ящиком была де-
ревянная лопата в виде совка, и я
присыпала на эту бомбу сверху
песку. То же сделала и со второй
бомбой.
Всего в тот первый раз мы на-
шли на крыше пять или шесть та-
ких бомб. Другие бомбы девочки
загасили так же в ящиках с песком.
Искали мы бомбы и на чердаке, но
там их не было.
На вышке у нас был журнал, в
него мы записывали обо всем важ-
ном, что происходило во время
дежурства, в том числе, разумеет-
ся, и о зажигательных бомбах. По-
том все эти сведения передавали
по телеф ону в районный штаб
М П ВО.
Первые зажигалки страху на
нас, конечно, нагнали. Но их сыпа-
лось на город так много, что мы
волей-неволей быстро с ними ос-
ІІсіпоімія ІІгті'їЛуїии.
Л і .5
(27)/2(ШГ>
впились, нуж но их было только
быстрее найти н сунуть в ящ ик с
песком, чтобы не начался пожар.
М ы действовали уже просто меха-
нически. Нас, правда, предупреж-
дали, что какие-то зажигательные
бомбы могут внезапно взорваться
в руках, но у нас ни одного такого
случая не было.
Слово «блокада» я впервые
услыш ала от старосты Раи. Рая
сказала мне и еще нескольким де-
вочкам. что она была в райкоме
комсомола и там говорили, что го-
род окружен со всех сторон и что
немцы хотят создать блокаду. Рая
так именно и сказала; «Немцы хо-
тят создать блокаду». Хотя, как я
теперь понимаю, город уже был в
то время блокирован.
Значение слова «блокада» я
осознала не сразу. Странно было
представить, что Ленинград отре-
зан от всей страны и что из Ленин-
града невозможно никуда выехать.
Все шло такими темпами, что
уже, наверное, на другой день пос-
ле разговора с Раей о блокаде ста-
ли говорить все и во всеуслыша-
ние. И все равно в сознании это не
укладывалось, казалось невероят-
ным н невозможным.
Помню, как директор институ-
та после лекций собрал нас и ска-
зал: «Мне поручено сообщить вам.
что Ленинград окружен кольцом
блокады». И хотя мы привыкли ве-
рить каждому директорскому сло-
ву, помню, я все-таки подумала;
«Это что-то немыслимое, этого не
может быть, это повторяются ка-
кие-то чужие слова*. Но директор
объяснил нам, что железные доро-
ги, которые соединяли Ленинград
со всей страной, перерезаны немец-
кими войсками и что осталась толь-
ко связь через Ладожское озеро и
еще - самолетами. Директор при-
зывал нас сохранять спокойствие,
говорил, что Ленинград мы не сда-
дим и что окружение будет в самое
ближайшее время прорвано.
Никто из нас, студентов, истин-
ного положения не знал, и где нахо-
дятся немецкие войска вокруг Ле-
нинграда, мы почти не представля-
ли. Доходили только слухи, что
немцы заняли ближайшие пригоро-
ды. Помню, называли Дудергаф. В
Дудергофе мы жили одно лето на
даче, и я знала хорошо это место.
Н о некоторые говорили, что бои
идут уже на окраинах города и что
предыдущая страница 77 История Петербурга №27 (2005) читать онлайн следующая страница 79 История Петербурга №27 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст