у те ш е с тв и е п о го р о д у
ная Петра III. В 1830-х годах пара-
дные помещения этого дома сни-
мал английский посол. Название
набережной - Английская - соот-
ветствовало действительности.
Правда, дом еще не имел нынеш-
него внешнего вида - в 1889 году
он был перестроен по проекту
A. Ф. Красовского.
Дом 30 тоже довольно хорошо
известен. В его нынешнем виде он
был построен в 1869-1871 годах по
проекту К. К. Рахау для баварско-
го генерального консула Майера.
Т. А. Соловьева приводит цитату
из журнала «Зодчий» о новом
доме. Вставлю в свое повествова-
ние часть ее: «Фасад дома делает
честь автору проекта, он не выхо-
дит из размеров частного дома и
отличается стройностью, обуслав-
ливаемой пропорциональностью
частей, изящными деталями без
вычурных, ничем не мотивирован-
ных лепных украшений, и обраща-
ет внимание следящих за характе-
ром вновь сооруженных зданий в
Петербурге.
..» «Весь Петербург» на
1892 год упоминает по этому адре-
су Банкирский дом «Э. М. Мейер
и Комп.». То есть баварский гене-
ральный консул Эдуард Морице-
вич Мейер был и главой банкирс-
кого дома.
Т. А. Соловьева упоминает так-
же, что в 1730-х годах этот дом
снимал английский резидент, а в
начале XIX века здесь размещалось
Морское министерство. Ведь зда-
ние Адмиралтейства как раз пере-
страивалось - приобретало свой
нынешний вид. Нужно же было в
это время где-то находиться Мор-
скому министерству.
Пока в д. 30 находилось Морс-
кое министерство, в д. 32 была Кол-
легия иностранных дел (в 1828 году
она переведена на Дворцовую пло-
щадь). Мемориальная доска на фа-
саде здания напоминает о совсем
другом учреждении, располагав-
шемся здесь с 1832 по 1901 год, - о
Николаевской академии Генераль-
ного штаба, точнее, о том, что там
учился в 1859-1861 годах уже упо-
мянутый Я. Домбровский. Хотя о
коллегии тоже следовало бы на-
помнить. Там служили сплошь ли-
тераторы. Говоря о них, в первую
очередь называют А. С. Пушкина,
B. К. Кюхельбекера, А. С. Грибое-
дова. Потом уже вспоминаются
Фонвизин, Тютчев, Жихарев, Ве-
Иностранная коллегия
невитинов.
.. Но они не отмечены
мемориальной доской на фасаде
этого здания.
..
Говоря о военной академии, не
обойтись без фамилии генерала
Жомини, по предложению которо-
го она была создана, и пушкинских
строк о молодом Онегине, который
умел поговорить:
О господине Мармонтеле,
О карбонарах, о Парни,
Об
генерале Жомини.
Вспомним и тех гусар из сти-
хотворения Д. Давыдова, у кото-
рых «Жомини да Жомини, а об
водке ни полслова». Ну, а если без
лирики - чему и как учили в ака-
демии, мы можем прочесть в мно-
гочисленных мемуарах ее выпуск-
ников, и в первую очередь, знаме-
нитых мемуарах А. А. Игнатьева.
После того как в 1901 году ака-
демия переехала на Суворовский
проспект, в этом здании расположи-
лось Управление военных сообще-
ний. В 1920-х годах, как я уже упо-
минал, здесь расположились неко-
торые столы Петрогуботруда. Сре-
ди них - стол неквалифицирован-
ного труда, стол умственного труда,
стол по приговорам дисциплинар-
ных судов и народных судов и т. д.
Судьба д. 34 довольно сложна,
потому что это не один дом, а два -
34 а и 34 б, хотя с 1885 года они и
объединены общим фасадом. Это
было сделано для С. П. Дервиза,
который купил оба дома. Судьба
этих домов тоже отражена в упо-
мянутой книге «Фон Дервизы и их
дома». Я опять лишь кое-что до-
полню. В 1868 году д. 34 б купил
Георг Виникен, австрийский гене-
ральный консул, Санкт-Петербур-
гский 1-й гильдии купец. В 1920-е
годы в этом доме расположился
Петроградский губернский отдел
Всероссийского союза работников
искусств. Его председателем «Весь
Петроград» на 1922 год называет
Н. К. Симонова (1901-1973).
Здесь же была редакция органа
Петрогубрабиса «Вестник театра и
искусства».
Последний дом перед площа-
дью - д. 36, тоже принадлежал одно
время С. П. Дервизу. Правда, боль-
ше известен он как дом Вонлярляр-
ского. «Исторический очерк Ни-
колаевского кавалерийского учи-
лища» (СПб., 1873) упоминает
этого славного выпускника, учив-
шегося в 1832-1834 годах, вместе
с М. Ю. Лермонтовым. Говоря о
Лермонтове, автор отмечает: «В
Школе он особенно дружил со Сто-
лыпиным и Вонлярлярским, впос-
ледствии известным нашим бел-
летристом». Сразу после смерти
В. А. Вонлярлярского в Санкт-Пе-
тербурге в 1853-1854 годах выш-
ло полное собрание его сочинений
- 7 томов. Писателя тогда ценили
очень высоко. Сейчас, правда, за-
были. А у меня перед глазами сто-
ит, как живой, один из его героев -
отставной штаб-ротмистр Петр
Авдеевич
Мюнабы-Полевелов.
Кстати, творческой фантазией от-
личался не только сам Василий
Александрович, но и его отец. На
Смоленщине до сих пор известно
бывшее имение Вонлярлярских -
село Рай (его так назвал Александр
Васильевич Вонлярлярский, отец
писателя).
Около этого дома невольно
вспоминаются слова М. И. Пыляе-
ва: «До настоящего времени на Ан-
глийской набережной нет ни одно-
го магазина.
..». Это было сказано в
1887 году, но и сейчас магазинов
на набережной мы не видим. Толь-
ко в этом доме, на углу площади,
мы видим со стороны площади
вход в магазин. Когда-то именно в
этом здании был ресторан Бореля,
потом - «Старый Донон». И вспо-
минаются стихи Агнивцева:
«Кюба», «Контан»,
«Медведь», «Донон»,
Чьи имена в шампанской пене
Взлетали в невский небосклон
В своем сверкающем сплетеньи.
Итак, мы подошли к Благове-
щенской площади. При Петре I, ког-
да ни набережной, ни площади -
27
История Петербурга. №
6 (28)/2005
предыдущая страница 26 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн следующая страница 28 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст