П-
у те ш е с тв и е п о го р о д у
28
в общем, ничего еще не было, здесь
в 1706 году была построена первая
тюрьма - Каторжный острог (или
Каторжный двор). Она существо-
вала здесь до 1736 года (по крайней
мере, так говорит А. И. Богданов в
своем «Описании Санкт-Петербур-
га 1749-51 гг.»). В петровское же
время здесь прорыли от Невы до
Мойки Крюков канал, а когда ста-
ли строить гранитную набережную
Невы, построили, как часть ее, кра-
сивый мост через канал (по проекту
И. Е. Старова). Вскоре после построй-
ки его увидел и описал Ф. де Миран-
да: «Его поддерживают мощные
столбы, а те стоят на четырех квад-
ратных опорах из цельных гранит-
ных глыб, которые, подобно римс-
ким обелискам, держатся благода-
ря собственному весу, и сие необы-
чайное сооружение - дело рук тру-
долюбивого и талантливого русско-
го мужика». Кстати, Миранда был
не единственным иностранцем,
выплеснувшим на свои страницы
восхищение русским мужиком. И
жаль, что сейчас нет ни моста, ни
канала, через который он был пере-
брошен. То есть канал-то есть, толь-
ко он здесь взят в трубу. Постройка
здесь моста через Неву заставила пе-
репланировать весь прилегающий
участок берега. Так в 1840-х годах
здесь появилась Благовещенская
площадь. Мост в это время еще не
назывался Благовещенским. Пока
строился, он названия не имел, а
именовался просто - «вновь строя-
щийся мост». Площадь - отдельная
тема. Мы не будем ее касаться, а про-
должим наш путь вдоль берега Невы.
За мостом в XIX веке приста-
вали к берегу пароходы, которые
доставляли из Кронштадта пасса-
жиров, прибывших морем. В сен-
тябре 1853 года сюда ступила
А. Ф. Тютчева, впервые увидевшая
Петербург. Он произвел на нее
мрачное впечатление: «С каким-то
странным сжиманием сердца выса-
дилась я в одно холодное и туман-
ное сентябрьское утро на Английс-
кой набережной в Петербурге и
впервые увидела эти тяжеловес-
ные каменные громады, всегда оку-
танные туманной мглой и сырос-
тью, и это низкое небо, серое и гряз-
ное, лениво нависающее в течение
всего почти года над Северной
Пальмирой».
Продолжим же разговор о «тя-
желовесных каменных громадах»,
которые произвели такое тяжелое
впечатление на юную Анну Тютче-
ву. Дом по ту сторону моста (д. 38)
нынешний свой вид приобрел не
так давно - в 1889-1890 годы. И
все-таки это старый дом. Он по-
мнит Д. И. Фонвизина. Именно
отсюда Фонвизин ходил на служ-
бу в Коллегию иностранных дел.
Здесь он написал «Недоросля». В
1830-х годах дом принадлежал
Софии Ивановне Борх. Мы вспо-
минали ее около д. 4 - она дочь
Ивана Степановича Лаваля. Мы
вспоминали и то, что она стала хо-
зяйкой д. 4. После этого она прода-
ла д. 38. История этого дома хоро-
шо известна, кроме советского пе-
риода. В 1920-х годах здесь распо-
лагались комитеты различных
профсоюзов. Например, губернс-
кий отдел Всероссийского союза
работников земли и леса, Всерос-
сийский союз горнорабочих, гу-
бернский отдел Союза рабочих
народного питания и общежитий,
губотдел Союза работников про-
свещения, губернский комитет
Всероссийского союза работников
химической промышленности.
.. Я
перечислил еще не все. А во время
блокады в этом здании был Штаб
морской обороны Ленинграда.
Следующий дом - тоже один
из домов Дервизов, но интересен
он не этим. Об этом доме писал
М. И. Пыляев. Перечисляя его вла-
дельцев, он упоминает некоего Ген-
риха Клаузенга, профессора фило-
софии и английского купца. Осо-
бое внимание уделяет Пыляев про-
даже этого дома камергеру Асташе-
ву (в 1852 году Асташев купил дом
у купца Г. Томсена): «Вместе с до-
мом был куплен и вековой погреб
с несколькими сотнями бутылок
старого вина. В погребе нынешнего
владельца, Вениамина Ивановича
Асташева.
.. теперь хранится тыся-
чами бутылок портвейн закупки
1782 г., вековые: токайское, рейн-
вейн, арманьяк и таких же патри-
архальных годов “литовский мед”,
ровесник царствования саксонс-
ких королей, ценою чуть ли не по
червонцу за глоток».
М. И. Пыляев уделяет внима-
ние и следующему дому: «О доме
соседнем, г. Полежаева, сохрани-
лось следующее предание: в нем
жил более полувека добродушный
старик, действительный камергер
А. А. Яковлев, слывший в петер-
бургском свете за алхимика и аст-
ролога». Александр Алексеевич
Яковлев, дядя А. И. Герцена, дей-
ствительно жил в этом доме. Его
внебрачная дочь Наталья стала
женой Александра Ивановича Гер-
цена. Если в петербургском свете,
как пишет Пыляев, хозяин этого
дома слыл алхимиком и астроло-
гом, то в мемуарах Герцена он удо-
стоился немного другой характе-
ристики: «Он, получив порядочное
образование на французский ма-
нер, был очень начитан - и прово-
дил время в разврате и праздной
пустоте до самой смерти». Поле-
жаев, о котором как о современном
ему хозяине дома пишет Пыляев,
купил дом в 1869 году.
Обратим внимание на сосед-
ний д. 44. Знаменитый особняк
Н. П. Румянцева, впоследствии
здание
Румянцевского
музея,
пользуется заслуженным внимани-
ем. Это первый в России частный
музей. Та же Т А. Соловьева в 1996
году выпустила о нем книгу «Ру-
мянцевский особняк на Английс-
кой набережной». Я дополню ис-
торию здания некоторыми сведе-
ниями о 1920-х годах. «Весь Пет-
роград» на 1922 год говорит о раз-
мещавшемся здесь губернском от-
деле соцобеспечения. «Весь Ленин-
град» на 1927 год упоминает, кро-
ме этого отдела, Управление упол-
номоченного народного комиссара
социального обеспечения по Севе-
ро-Западной области. Этот же
справочник перечисляет и задачи
Губсобеса. Во-первых, обеспечение
семей лиц, призванных на военную
Дом Румянцева
История Петербурга. №
6 (28)/2005
предыдущая страница 27 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн следующая страница 29 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст