«Каменная книга»
и
рецепция
в работах Петра Нильского
и Николая Березанского
Г
зрод далекий и близкий
60
На страницах издания Русского просветительс-
кого общества в Риге «Русский день» за 1931 год (№ 7)
(так называемая «однодневная» газета, посвященная
ежегодному проведению дней русской культуры) были
помещены два любопытных материала: очерки Пет-
ра Пильского «Петербург в литературе» и Николая
Бережанского «Город - единственный и неповтори-
мый». Оба очерка развивают мемориальную тему ли-
тературы русского зарубежья, упрочивая мифологию
Петербурга, города-фантома (очерк Бережанского),
города-текста (Пильский).
Эта публикация не явилась единичным или исклю-
чительным фактом, но стала естественным и ярким
образцом тех рецепционных векторов, которые суще-
ствовали в художественной прозе, поэзии и публицис-
тике русского зарубежья в Латвии.
Русская Рига (Латвия) - явление чрезвычайно лю-
бопытное и во многих отношениях уникальное. Дело в
том, что после большевистского переворота здесь сло-
жилась совершенно особая социальная и культурная
ситуация: русское население, проживавшее в Латвии
и до 1917 года, пополнилось большим числом вынуж-
денных эмигрантов, постепенно перебиравшихся в
центры русского зарубежья, Париж и Берлин, но по
разным обстоятельствам оставшихся в Риге. Коли-
чество таких переселенцев было столь велико, что в
маленькой Латвии они составили ощутимое и в неко-
торой степени влиятельное национальное меньшин-
ство, тогда как в Германии, Чехии или Франции рус-
ские образовывали в лучшем случае «национальные
анклавы», а в худшем, по словам З. Шаховской, «гетто
зарубежной России».
Состав новообразовавшегося меньшинства был
пестр, но творческий костяк его составляла творчес-
кая интеллигенция «старой России», писатели и ху-
дожники, редакторы и журналисты, артисты, про-
фессура. Вместе с тем совершенно поразительные
«рудименты» «петербургско-петроградских» тек-
стов составляют частушки русского населения Лат-
вии, записанные уже в 30-е годы.
В этих частушках крестьянский миф о столице
пребывает в неразрушенном и фиксированном состо-
янии, переживается как сущее, живое (излишне и на-
поминать о невозможности контактов местного на-
селения Латвии с российским населением вплоть до
1940 года)!
Рига.
Начало ХХ в. Открытка
Ванька с Питера приехал
Летом в теплых сапогах,
Тятька встретил, не заметил,
Что у Ваньки на ногах.
Говорят, что некрасива.
Красоты не покупать.
Петроград город широкий,
Мне его не миновать
История Петербурга. №
6 (28)/2005
предыдущая страница 59 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн следующая страница 61 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст