Г
р
о р о д д а л е к и й и б л и зки й
64
ву, исп уган н о, п р о ви д евш и й к а р -
тину гибели и конца. Вот -
Даль небес,
как полог, расползается,
И каменных громад
недвижный караван
Вот-вот сейчас, сейчас,
волнуясь, колыхнется
И в бледных небесах исчезнет,
как туман.
И А поллон Григорьев у л авли -
вал в П етер бу р ге «его стр ад ан и е
больное», зву к и «безум но стр аш -
ны х стонов муки». П ред ним м ель-
к а л « р о й о т в р а т и т е л ь н ы х в и д е -
ний». Д аж е в тиш ине ясн ой ночи,
в покое затихал лиш ь «злой недуг»,
ясн ей стан ови лась «п розрачность
язвы гнойной».
Д а л е к и й к ак о го бы н и бы ло
м и с т и ц и зм а , Н е к р а с о в с е то в а л ,
что «в П ет ер б у р ге н ет о дн о го -
душ и ». И у н его м еся ц гл я д и т с
«тоской безотрадной».
На Неву,
что гробницей громадной
В берегах освещенных лежит.
С различны ми оттенками, инди-
видуально воспринимая Петербург,
поэты в своем больш инстве сходят-
ся в одном: в мрачных предвестиях,
сулящ их трагедию этом у при зрач-
ному, единственном у городу мира.
И ннокентий А нненский писал:
В темных лаврах
гигант на скале
Завтра станет
ребячьей забавой.
С тр аш ащ и м и ак к о р д ам и зв у -
чи т м узы ка стихов О. М ан дельш -
тама:
В Петрополе прозрачном
мы умрем,
Где властвует над нами
Прозерпина.
П о сл е д н и е д ва сти х а дел аю т
его ещ е более точны м и роковым:
В Петрополе прозрачном
мы умрем,
Здесь царствуешь не ты,
а Прозерпина.
2
Н и один больш е город не селил
в душ ах такого разнообразия чувств,
как Петербург, не создавал к себе та-
кого неровного отнош ения, как при-
зрачны й величественны й, прекрас-
ны й и искусственны й Петербург. В
своих литературных отраж ениях он
предстает ф ан тасти чески загадоч-
ным для одних, тяж ким и грозящ им
для других, пророчествующ им о ги-
бели для третьих.
М осква для всех ясн а и проста.
П етербург затум ан ен в своих оп-
ределениях, неясен и зы бок в сво-
их очертаниях, рож дает и несет в
себе разн ородн ейш и е настроения.
М ож но сказать, что душ и п и сате-
лей легче всего о п р ед ел яю тся по
их отнош ению к Петербургу.
Д л я Б атю ш к о ва П етер бу р г -
б л и з о к и м и л , п о л о н ч у д е с н ы х
тайн. Ему радостно видеть, как «ве-
ликолеп н ы е здания, позлащ енны е
утр ен н и м солнцем , я р к о о тр а ж а-
лись в чистом зеркале Н евы ». Его
волнует «величественная и краси -
вая часть города» - «В асильевский
остров, образую щ ий треугольник,
украш енны й бирж ей, ростральны -
м и колон н ам и и гранитною н аб е-
реж ною с п рекр асн ы м и спускам и
к воде», и от бирж и, - отмечает он,
- «с к а к и м у д о в о л ь с т в и е м в зо р
м ой следует вдоль берегов и тер я-
ется в тум анном отдалении меж ду
двух набереж ны х, единственны х в
м ире». В душ е Б атю ш кова счаст-
ли во соеди н яю тся образ ген и аль-
ного строителя вместе с чудом его
со здан и я, с п о л н ы м о б разом П е-
тербурга.
Гоголь П етербургом бы л см у-
щен. Д л я него это - город скучной
прозы , в то ж е вр ем я загадочн ы х
снов и п ри зраков. К огда он «дос-
тиг пристани, перед которою блес-
т я т яш м о в ы е вазы » и о тк р ы л ась
Н ева, « к о гд а р о зо в ы й ц вет н еб а
д ы м и л с я с В ы б о р гск о й сто р о н ы
голубы м туманом, строения сторо-
ны П етербургской оделись п очти
лиловы м цветом», и все вы п укло-
сти стали к азаться почти н ар и со -
ванны м и и л и наклеенны м и на ро-
зо во й м атер и и , и в это й л и л о в о -
голубой Н еве блестел один только
ш пиц П етропавловской колоколь-
ни», - Гоголю п о казалось, что он
бы л не в П етербурге: «м н е к а з а -
лось, будто я переехал в какой -н и -
будь город, где я уж е бывал, где все
знаю и где то, чего нет в П етербур-
ге». Гоголю в его больны х и тревож -
ны х ви д ен и ях особенно неясны м ,
нереальны м видится Н евский про-
спект: «на Н евском все обман, все
мечта, все не то, что каж ется». Го-
голевский П етербург населен п р и -
зракам и, отягчен страш ны м и сна-
ми. Э то - подстерегаю щ и й уж ас,
гр о зн ая н еуход ящ ая тревога, р ас-
пад душ и. Его восхищ енны й взор
обращен к Италии, его успокоение -
в М алоросси и . П етербург Гоголю
чуж д и враж дебен. «И тали я! О на
м о я!.
. Р о с с и я , П етер б у р г, сн ега,
подлецы, департамент, каф едра, те-
атр - все это мне снилось».
Тоже не близким, тож е не род-
ным остался Петербург и для Турге-
нева. Вспомните его «П ризраки» -
«вы сокий золотой ш пиль»: «я у з-
н ал П е т р о п а в л о в с к у ю к р еп о ст ь.
Северная, бледная ночь. Д а и ночь
ли это? Н е бледный ли, больной ли
это день?» Тургеневу П етербург рас-
к р ы вается в ш и р о ки х серы х у л и -
цах, серо-бледноваты х, серо-лило-
вых, ош тукатуренны х и облуплен-
ны х дом ах с их вп ал ы м и окнам и.
Б и р ж а ем у к а ж е т с я н ен у ж н о й и
пестрой . П р етят зап ах и кап усты ,
пы ли рогожи, коню ш ни. Н еп р и ят-
ны «окам ен елы е дворн и ки » в ту -
лупах у ворот, эти скорченны е м ер-
твен н ы м сном и зв о зч и к и на п р о -
д а в л е н н ы х д р о ж к ах » . Все - «до
ж у тко сти четко и ясн о , и все п е-
чально спит, странно гром оздясь и
рисуясь в тускло прозрачном во з-
д у х е» . Д а ж е р у м я н е ц в е ч е р н е й
зари - «чахоточны й рум янец».
Ч а х о т о ч н ы й д л я Т у р ген ев а,
П етербург п р ед ставал больны м и
для Григоровича - не только боль-
ны м, но и при суж ден н ы м к л ед я -
ной могиле, к зам ерзанию в снегах
и льдах. Его серы й булы ж ник Гри-
горовичу казался «холодней само-
го м ороза». П редставлялось: м еж -
ду ко ло н н собора «ходил и гудел
н естерпим ы й ветер», а по засты в-
ш ей, зал ед ен ел о й п л о щ ад и несут
гроб, обиты й черны м сукном с се-
р е б р я н ы м и г а л у н а м и , и н а его
к р ы ш к е к р а с у е т с я т р е у г о л ь н а я
ш ляпа с золоты м ж гутом и белым
плю маж ем, «казавш им ся снежною
бахром ой». П отом свер ш и тся об-
ряд, все разо й ду тся и разъедутся,
бы стро наступят зим ние петербур-
гские сумерки, и превратятся в глу-
хую ночь. С кала с м едны м всадни-
ком станет пром ерзш ей насквозь до
глубины своей сердцевины . В нут-
ри пам ятн и ка нарастет густой слой
игловатого и нея, и брон за засты -
н ет х о л о д н ы м гл я н ц ем «в сером
обледенелом воздухе».
Т раурны й мотив, тем ная судь-
ба, скорбны е п редвещ ан и я звучат
у вс ех в зи р а в ш и х н а П ет ер б у р г
очам и п р ед ви д ен и я. И, все-таки ,
этот мотив ещ е не самы й страш ный.
История Петербурга. №
6 (28)/2005
предыдущая страница 63 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн следующая страница 65 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст