П-
е т е р б у р ж ц ы и п е т е р б у р ж е н к и
8
должен сознаться, и мне станови-
лось не по себе»2
Все заботы и помыслы О. Бер-
ггольц были устремлены к тому, чем
жила страна. Спустя многие годы
она вспоминала: « М ы активно,
страстно, как-то очень лично жили
тогда всей политической жизнью
страны,
всеми
собы тиям и
в
партии, и также активно и лично
жили жизнью и событиями совре-
менной нам поэзии»3. Литератур-
ное творчество было ее призвани-
ем, и она избрала писательскую
деятельность в качестве основного
способа личного воздействия на
советскую общественную жизнь и
своего соучастия в деле социалис-
тического строительства.
Особенно О. Берггольц удава-
лись стихи. Ее первое опублико-
ванное стихотворение появилось в
заводской стенгазете в 1924 году.
На следующий год она вступила в
литературную молодежную груп-
пу «Смена». Это было объедине-
ние начинающих пролетарских по-
этов, которые считали, что стихи
можно писать только о рабочих и
социалистическом обновлении
страны. Подобная установка пол-
ностью совпадала с ее собственной
позицией, в отстаивании которой
она была бескомпромиссна. В сво-
ей беспощадной критике тех, кто
отклонялся от официального поли-
тического курса, О. Берггольц не
щадила даже друзей. Л. Левин
вспоминал, что, признавая талант
Ю. Германа, она резко раскритико-
вала его книгу «Вступление» за то,
что «это книга попутчика, а не про-
летарского писателя. М олоды м
писателям нуж но быть ближе к
жизни, к тому, что каждый день
совершается на фабриках и заво-
дах, в совхозах и колхозах»4. Та-
кая оценка произведения друга не
была для О. Берггольц данью по-
литической конъю нктуре. «Она
была не из тех, кто думает одно, а
говорит другое. Свои мысли она
высказывала Герману в лицо», -
отмечал Л. Левин5.
Сама же О. Берггольц стреми-
лась всегда находиться в гуще со-
бытий, происходивших в стране. В
1930 году сразу же после оконча-
ния университета, куда она была
переведена с десятком других сту-
дентов Высш их курсов искусство-
ведения для завершения учебы,
О. Берггольц по распределению
уехала в Казахстан. Там она рабо-
тала разъездным корреспондентом
газеты «Советская степь». Из газет-
ных очерков впоследствии сложи-
лась книга «Глубинка», которая по-
вествовала о переустройстве жиз-
ни бывших степных кочевников.
После возвращения в Ленинг-
рад О. Берггольц 3 года проработа-
ла в качестве корреспондента на за-
воде «Электросила». Это были
годы индустриализации, когда вре-
мя не просто шло - мчалось вперед
с огромной скоростью, принося
каждый день новые достижения и
победы. На стремнине этого потока
находились ровесники О. Берг-
гольц, столь же одержимые идеей
социалистического обновления
страны. И х чувства и настроения
были созвучны ее собственным, что
позволило О. Берггольц без труда
подготовить и опубликовать целую
серию очерков и репортажей о за-
воде и его работниках. Одновремен-
но она собирала материалы об
«Электросиле», откликнувшись на
призыв М. Горького написать исто-
рию фабрик и заводов страны.
1943 г
В 1930-е годы вместе со стра-
ной взрослела, мужала и сама
О. Берггольц, расцветал ее писа-
тельский и поэтический талант. Она
пробовала себя в детской литера-
туре, создала много лирических
стихов. «Какой наполненной жиз-
нью жила я. Сами заблуждения
мои были от страстного, безуслов-
ного доверия к жизни и людям.
..
Сколько силы было, веры, бесстра-
шия.
.. было ощущение не исчерпан-
ности, бесконечности жизни, была
нерушимая убежденность в деле, в
правильности всего, что делал.», -
записала в дневнике об этом вре-
мени и о себе в нем О. Берггольц6.
Между тем развернувшаяся в
стране, согласно курсу советского
политического руководства, соци-
алистическая реконструкция была
не подготовлена объективными
предпосылками, преждевременна
и породила множество обществен-
ных проблем и настоящих траге-
дий. Одна из них выразилась в
массовых репрессиях в отношении
миллионов ни в чем не повинных
людей, на которых хотели перело-
жить ответственность за просчеты
в программе социалистического
обновления СС СР.
О. Берггольц не могла не заме-
чать событий, происходивш их
вокруг. Она, вероятно, как и мно-
гие другие, считала, что наказание
несут действительные преступни-
ки, а может быть, просто подсозна-
тельно пыталась уйти от вопросов,
на которые у нее не было ответов.
И только последовавшие незадол-
го до начала Великой Отечествен-
ной войны аресты ее самой и отца,
тюремные встречи и разговоры,
потрясение от того, что первое, о
чем спросили ее сокамерницы, ка-
салось событий в Испании, а не их
собственной участи, заставили О.
Берггольц реально взглянуть на
положение в стране. «Я вышла из
тю рьмы со смутной, зыбкой, со
страстной надеждой, что “все
объяснят”, что то чудовищное пре-
ступление перед народом, которое
было совершено в 35-38 гг., будет
хоть как-то объяснено, хоть какие-
то гарантии люди получат, что это-
го больше не будет.
теперь чув-
ствую, что ждать больше нечего от
государства»6. Тогда она предпри-
няла попытку самостоятельно все
осмыслить. То, что открылось в
результате мучительных размыш-
лений, повергло ее в шок: « .ш л и
годы немы слимой, удуш аю щ ей
л ж и . годы страшной лжи, годы
мучительнейшего раздвоения всех
мыслящ их людей, которые были
верны теории и видели, что на
практике, в политике - все наобо-
рот, и не могли, абсолютно не мог-
ли вы ступить против политики,
поедающей теорию, и молчали, и
История Петербурга. №
6 (28)/2005
предыдущая страница 7 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн следующая страница 9 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст