локада Ленинграда
В я н в а р е 1942 года в зд ан и и
т о р г о в о г о т е х н и к у м а о т к р ы л с я
го сп и та л ь . Б о м б о у б е ж и щ е н аш е
за к р ы л и , и м ы во в р е м я н ал ето в
стали уходить в полуп одвал дом а
5, которы й бы л рядом с наш им до-
м ом. Н о это бы ло п лохое у б еж и -
щ е, и п о э т о м у м ы ч а щ е п р о с т о
опускались по своей лестнице вниз,
на глухую лестничную площ адку и,
пока бы л налет, находились там.
К огда госпиталь откры лся, мы
р е ш и л и с А й н о у с т р о и т ь с я ту д а
санитарками. Но, к сож алению , мы
п о зд н о об это м п о д у м а л и , в есь
в с п о м о г а т е л ь н ы й п е р с о н а л бы л
уж е набран. А поздно м ы сп охва-
ти ли сь по глупости - дум али, что
раз госпиталь военны й, то и будут
там работать только одни военные.
Л и д и я Ф роловн а тож е не уст-
роилась в госпиталь - почему, я не
зн а ю . М о ж е т бы ть, п о то м у , ч то
бы ла оставлен а следить за техни-
к у м о вск и м и м у щ ество м и сч и та-
ла невозм ож ны м пойти на другую
работу, а м ож ет быть, и по другой
п р и ч и н е . В р ем я от вр е м е н и я ее
видела - истощ енную , с потухш им
взгл яд о м . В есной 1942 года я у з-
нала, что она умерла.
В о к т я б р е -н о я б р е з а н я т и я в
и н с т и т у т е с о с т о я л и о б ы ч н о из
двух лекций или из одной лекции
и одного п р ак ти ч еско го за н яти я.
Н а общ их лекциях, когда соединя-
л и несколько групп, сидело двад-
цать-три дц ать человек, а на п р ак -
ти ч ески х, если бы ла то л ько одна
груп п а - чел о век ш есть-десять, а
иногда даж е и три-четы ре челове-
ка. Е сл и кто о п азд ы в ал , то тихо
входил и садился.
Б ы ло и так - придеш ь на зан я-
тия, а п реподавателя нет. С идели,
ж дали его, а если преподаватель так
и не появлялся, никакой досады не
было. Н икто не считал, что приш ел
з р я , п о т е р я л в р е м я , си л ы . Р ад ы
были, что м ож но было, как теперь
говорят, пообщ аться друг с другом.
И
в с е - т а к и
б ы л о
ч т о -т о
ст р ан н о е и н ер е ал ь н о е в тех з а -
н я ти я х . К ругом ги бель, а мы , и з -
зя б ш и е и голодн ы е, си ди м и сл у -
ш ае м к а к и е -т о н е от м и р а сего
л е к ц и и , н а п р и м е р , по с р е д н е в е -
к о в о й л и т е р а т у р е , и п р о ф е с с о р
Р у б ц о в а , о ч е н ь ж е н с т в е н н а я и
о ч е н ь м и л о в и д н а я , т а я в ш а я от
го л о д а п р ям о н а гл азах , у в л е ч е н -
н о р а с с к а з ы в а е т н а м о л ю б в и
Т р и стан а и И зо л ьд ы .
П реподавателей забы ть н евоз-
м ож но.
Х о р о ш о п ом н ю п р о ф е с с о р а
А наньева, читавш его психологию .
О н и до войны бы л сух и почти не
улы бался, а в блокадное врем я вы г-
л яд ел совсем м рачны м, хотя в об-
ращ ении со студентам и у него по-
я в и л а сь к ак ая-то м ягкость, ранее
соверш енно ему не свойственная.
Теорию литературы читал про-
ф ессор Гуковский. И схудавш и й и
осунувш ийся, он даж е в самое т я -
ж ел о е в р е м я о ст ав а л ся п о д т я н у -
ты м и ак к у р атн ы м . З ап о м н и л о сь
его строгое лицо и низки й спокой-
ны й голос. И - колоссальная эр у -
ди ц и я . О н а не п о д а в л я л а то л ько
потому, что Гуковский бы л в вы с-
ш ей степени тактичен. К азалось, он
видит в нас своих коллег, собесед-
н и к о в и п р о ст о д е л и т с я св о и м и
зн ан и ям и , м ы слям и . Н а экзам ене
бы ло тако е ощ ущ ение, что он не
спраш ивает тебя, а просто с тобой
разговари вает:
- А вы обратили вним ание на
разм ер сти хотворен и я? - и чи тал
н аи зусть какой -н и будь отры вок.
О т него нельзя было услы ш ать:
« Э то н еп р а в и л ь н о » . О н го в о р и л
очень мягко:
- Знаете, здесь я с вам и не со-
гласен.
Р у сски й я зы к вела у нас п р о -
фессор П етрова, известная русист-
ка. Н ас постоянно пораж ал контраст
м еж ду ее обш ирнейш им и зн ан и я-
ми и соверш енно непритязательным
видом. Своей внеш ностью и особен-
но певучим голосом она напом ина-
ла сказительницу - такую бабуш ку
Арину. Л екц и и ее бы ли ж ивы м и и
полны неож иданностей - каж ды й
раз мы делали какие-то открытия. А
от нее самой веяло покоем и добро-
той. Когда она раскры вала нам ка-
к и е-н и б у д ь то н к о сти су ф ф и к с о в
и ли доискивалась до того или ино-
го корня, на лице у нее появлялась
у лы б ка, со п р о во ж д аем ая н еб о л ь -
ш ой паузой: она наслаж далась н а-
ш им восприятием .
Н а блокадны х лекц и ях она за-
п о м н и л а сь м н е си д ящ ей - у нее
болели ноги и ей трудно бы ло сто-
ять. А л екц и и ее бы ли таки м и ж е
увлекательн ы м и .
О собенно хорош о зап ом н и лся
проф ессор Болды рев, высоченного
роста, с соверш енно белой головой
и старомодны ми изы сканны м и м а-
нерам и. О н чи тал античную л и те-
ратуру, и сам казался нам каким-то
античны м . Б езм ерно худощ авы й и
до войны , он от голода, казалось,
высох, тонкие черты ли ц а и скази -
лись и вы ступили отпечатки дист-
роф ии: набрякш ие меш ки под гла-
зам и и опухлости в ниж ней части
щ ек. Н о и при этом он не утратил
ни благородных манер, ни аристок-
ратической внеш ности.
В к о р и д о р е Б о л д ы р е в ст о я л
всегда ссутуливш ийся, с тусклы м ,
остановивш им ся взглядом . Я каж -
ды й раз думала: неуж ели он будет
н ам чи тать, он ж е едва дер ж и тся
на ногах. Н о как только начиналась
л ек ц и я , Б о л д ы р ев п р ео б р аж ал ся
п о ч т и с п е р в ы х сл о в . К а за л о с ь
даже, что он становится обы чны м
здоровы м человеком . Голос у него
бы л гром кий с рокочущ им грасси-
рован и ем : А ндрром аха, Герракл.
..
О н увлекался, сним ал шапку, р ас-
стегивал пальто и даж е иногда улы -
бался, правда, к ак о й -то отр еш ен -
н ой улы бкой. И , уди ви тельн о, на
л е к ц и я х он н и к о гд а н е са д и л с я ,
чи тал всегда стоя.
И ещ е о стали сь в п ам яти две
п р еп о д ав ате л ьн и ц ы ан гл и й ск о го
язы ка. В наш ей группе английский
я з ы к в е л а Э с ф и р ь И с а а к о в н а ,
о ч е н ь м я г к а я , с н и с х о д и т е л ь н а я
ж енщ ина. У нее бы ло изм ученное
лицо, она часто болела, и мы дум а-
ли, что она свалится совсем. Н о я
помню , что зачеты м ы сдавали все-
таки ей. Д ругая англичанка, когда
наш ей преподавательницы не было,
объединяла две группы . О на оста-
лась в пам яти отчетливее. Б ы ла она
черненькая, подстриж енная, с р ез-
ко очерченны м носом с горбинкой,
бы страя, немного эксцентричная и
с необы чной ф ам илией. И ещ е за-
п о м н и ло сь, что за н я т и я она вела
очень нестандартно.
Н о бы ли, конечно, и бесц вет-
н ы е п р е п о д а в а те л и . П ом ню , что
л екц и и по педагогике бы ли очень
слабые, а кто их читал - в пам яти
не сохранилось.
Д аж е в ноябре м ы что-то ещ е
на лекциях записы вали. П исали ка-
рандаш ами, а руки бы ли в перчат-
ках. О чень ж алко, что эти блокад-
ны е лекции не сохранились. П осле
экзаменов я их стопила в наш ей пе-
чурке вместе с учебниками.
О т голода и бессонны х ночей
- ночью тревоги бы ли таки м и же
часты ми, как и днем, - не бы ло сил
п и с а т ь . П и с а л и ч е р е з с и л у и л и
85
История Петербурга. №
6 (28)/2005
предыдущая страница 84 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн следующая страница 86 История Петербурга №28 (2005) читать онлайн Домой Выключить/включить текст