М
емуары
78
было, учи теля в ш коле бы ли тож е
безупречны на этот счет. Я не гово-
рю о ед и н и ч н ы х а н т и с е м и т с к и х
вы ходках по отнош ению ко мне со
стороны учеников других классов.
Н а к а з а н и я у ч е н и к о в с в о д и -
лись к налож ению взы сканий, к о -
то р ы е за п и с ы в а л и с ь в д н е в н и к е
учен и ка, о бязан н о го п р ед стави ть
у ч и т е л ю п о д п и с ь р о д и т е л е й в
дневнике. З а проступки бы ли п ре-
дусм отрен ы тр и ви д а взы ск ан и й ,
к оторы е зап и сы в ал и сь в дн евн и к
и в классны й ж урнал. Это, во-пер-
вы х, R ü g e, в о -в т о р ы х - T adel, а
в-третьих - N achsitzen. С лова
Rüge
и
Tadel
переводятся в словаре оди-
н ак о во : п о р и ц а н и е и вы го во р ; в
д е й с т в и т е л ь н о с т и « та д е л ь» бы л
много строже, чем «рюге» и назна-
чался за наиболее тяж елы е п рови н -
ности. Д остаточно сказать, что уче-
нику, получивш ем у в году три «та-
д е л я » , у гр о ж а л о и с к л ю ч е н и е из
ш колы . О днаж ды я п р о ви н и л ся в
чем-то, не бог весть как, и К рогсен
со свирепы м видом, которого я до
сих пор не забы л, п р и гр о зи л м не
« таделем » за п о в т о р н ы й сл у ч ай .
Н е могу забы ть и того ужаса, кото-
ры й я испы ты вал перед этим гроз-
ны м словом. N achsitzen - это бы ла
отси дка п осле уроков в классе. В
то в р е м я м н е к аза л о с ь, что есл и
после отсидки очень бы стро беж ать
дом ой, то м ож н о н ав ер стать з л о -
счастное врем я и никто не зам етит
случивш егося.
А в т о р и т е т у ч и т е л я в ш к о л е
бы л очень вы сок, и одной из п р и -
чин этого бы ла власть. Н а уроках
сидели тихо, проказы соверш ались
под партой. Я не знаю н и одного
случая за все врем я моего п р еб ы -
в ан и я в ш коле, чтобы у чен и к о с-
м ел и л ся не только сказать грубое
сл о во у ч и т ел ю , но п р о ст о о с л у -
ш аться его. Х улиганские вы ходки
с л у ч а л и с ь во д в о р е без н а д зо р а
учителя, но они бы вали редко. В оз-
м о ж н о сть бы ть и ск л ю ч ен н ы м из
ш колы ви села дам окловы м мечом
над каж ды м озорником, ди сц и п ли -
на в семье дополняла ш кольную .
С трогая ди сциплина и рассто-
ян и е м еж ду учеником и учителем
иногда восп ри н и м али сь мною как
казенны й дух, господствовавш ий в
ш коле. Н асколько это бы ло верно,
м ы уви ди м ниж е. Во всяком сл у -
чае, взры в протеста я переж ил, ког-
да в 1916 году п р и н я л участи е в
ш кольном празднике м оей сестры,
у ч и в ш е й с я в ч а с т н о й г и м н а зи и
М. Д. М о ги л ян ско й н а 4-й ли н и и
В асильевского острова3. Д и ректо-
ром ш колы тогда бы л Н и колай Ва-
сильевич Б ал аев, своей вн еш н о с-
тью напом инавш ий А. И. Герцена.
М. Д. Ш ко л а М о ги л ян ско й о тл и -
чалась, как принято тогда бы ло го-
ворить, «свободны м духом », теп -
лы м и чел о вечески м и отн о ш ен и я-
м и м еж ду у чащ и м и ся и п р еп о д а-
вателям и. Н а п раздн и ке я бы л до
тако й степ ен и п о р аж ен ат м о с ф е-
рой друж бы и товарищ ества м еж -
ду ш кольницам и и адм инистраци-
ей, что, вернувш ись домой, тут ж е
со ч и н и л сти х о тво р ен и е и о тп р а-
вил его Н. В. Балаеву. Я благослов-
л ял образ ж изни его ш колы , атм ос-
ф еру света и добра. И з всего сти-
хотворения мне запом нились толь-
ко четы ре строчки:
Я ученик немецкой школы,
Питомец строгих дисциплин,
Где нет друзей, где стены голы,
Где я лишь пасынок, не сын.
О с т а в и м э т у ф и л и п п и к у н а
совести ее ю ного автора, м ы вер -
нем ся к ней ниже, а сейчас продол-
ж им наш е повествование.
Говоря о соблю дении строгой
дисциплины в классе, я долж ен сде-
л ать и ск л ю ч ен и е д л я тех р ед к и х
случаев, когда учителем оказы вал-
ся сл аб о н ер вн ы й чел о век, т е р я в -
ш и й ся перед лицом ученического
стада, тр авящ его того, кто слабее
его. Б ы л у нас тако й н есчастн ы й
преподаватель истории средних ве-
ков, некто Аун. У ченики сразу по-
няли, что имею т дело с хлю пиком,
и вели себя с ним нагло. Л ицо его
за л и в а л о с ь к р ас к о й бесси л ьн о го
возм ущ ения, что подливало м асла
в огонь. Я помню возм утительны й
случай в 6-м или 7-м классе на уро-
ке этого учителя. Когда Аун по ходу
у р о к а н азвал , если не ош ибаю сь,
верш ину какого-то горного хребта
«П и к д ’А ннету», кто-то из наш их
верзи л-м он тан ьяров, сидевш их на
последних, самы х вы соких партах,
в ы к р и к н у л это н азван и е, п р и дав
ем у путем зам ен ы одной буквы в
первом слове грязное непристойное
звучание для нем ецкого уха. Л ицо
Ауна налилось кровью , глаза бегали
по партам последнего ряда, ищ а ви -
новника. «Кто сказал?» - выдохнул
из себя Аун. М олчание. М олчание
длилось около полуминуты , преж -
де чем Аун смог продолж ить урок.
В иновник не наш елся.
Ж естокость м альчиш ек п ри чи -
н ял а Ауну неприятности по служ -
бе. Вот пример.
Во в р е м я п ер ем ен ы у ч е н и к и
тех классов, двери которы х вы хо-
д и л и в б о л ьш о й р е к р е ац и о н н ы й
зал, соверш али круговое движ ение
по залу. В нутри круга стоял деж ур-
ны й педагог. Когда деж урны м ока-
зы вался Аун, все ученики голосом
чревовещ ателя гудели: «Ау-у-у-ун,
А у-у-у-ун». Аун стоял с красны м и
пятнам и на лице, беспомощ но ози -
р а я св о и х п р е с л е д о в а т е л е й . Н а
него бы ло ж утко смотреть. О днаж -
ды во врем я такой экзекуции, ког-
да м н е к аза л о с ь , что Аун сей час
сой дет с ум а, в зал е н ео ж и дан н о
воц ари лась п о л н ая тиш ина. Я н е-
вольно посм отрел в ту сторону, где
находи лся вход с лестн и ц ы в зал.
Там, залож ив руки за спину, зам ер-
ла вы сокая ф игура директора П ан-
тениуса. Его появление всегда дей-
ствовало на нас м агически. И н ц и -
дент при чи н и л Ауну неприятность,
к о т о р а я с о с то я л а в том , что ем у
угрож али увольнением , если он не
овладеет учен и ческой стихией.
В русских ги м н ази ях д и сц и п -
л и н а бы ла ниж е, чем в н ем ец ки х
ш колах. О собенно славились распу-
щ енностью гимназисты т. н. Л арин-
ской гимназии, что бы ла на 6-й л и -
нии В асильевского острова, почти
против наш его дома4. Н е забуду их
драк с помощ ью поясны х гим нази-
ческих ремней на медных пряж ках,
происходивш их на бульваре, отде-
ляю щ ем 6-ю линию от 7-й.
Успехам обучения у нас содей-
ствовала не только система наказа-
н и й (в с п о м н и м п ед аго ги ч е ск у ю
форм улу Гёте «W er n ich t gezüchtigt
w ird, w ird n ich t erzogen», т. е. «Без
н а к а з а н и я н ев о зм о ж н о в о с п и та-
н и е» 5), но и отм етки. И х стави ли
без к ак и х -л и б о д и п л о м ати ческ и х
соображ ений и уж во всяком слу-
чае без лож ной оглядки на престиж
ш колы . О тм етка ставилась та, к о -
торую ученик заслуж ил, вплоть до
единицы и нуля. Помню, как во вре-
м я перемены в ш коле на резвом бегу
в зале при встрече со м ной зам ер
м ой м ладш ий брат, которы й в это
время тож е учился в Е катерининс-
кой ш коле, и, переведя дух, вы п а-
лил: «А я сегодня колду получил!»
Ч то касается мер поощ рения в
наш ей ш коле, то они п р ак ти к о ва-
лись в двух видах. В о-первы х, н е-
посредственно перед вы дачей чет-
История Петербурга. № 1 (29)/2006
предыдущая страница 77 История Петербурга №29 (2006) читать онлайн следующая страница 79 История Петербурга №29 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст