^ у ' а д ы и п а р к и П е т е р б у р г а
гривны да пятаки со всех сторон
посыпались к ногам (
1
М).
Но замечательно нравственное
отношение этого народа к палачу и
преступнику: последний для него
только “несчастный", за которого
он молится и подает ему свои скуд-
ные гроши, тогда как о первом у
него свои поверья имеются, и, кро-
ме презрительной ненависти, он
ничего к палачу не чувствует»’.
Последним помещаем воспо-
минание Ф . В. Волховского «На
М ытнинской площади* - о граж-
данской казни Н. Г. Чернышевско-
го. Это событие произошло 19 мая
1864 года.
«На М ы тн и н ской площади,
мрачной, болотистой местности,
обставленной со всех сторон петер-
бургским и
брандмауэрами
без
окон, был построен эшафот, т. е. до-
вольно большой помост аршина в
два вышины, с перилами, на кото-
ром был утвержден столб с двумя
довольно высоко прикрепленными
цепями, оканчивавш имися боль-
шими кольцами. Вокруг эшафота,
более чем на
2
сажени расстояния,
построен был четырехугольником
один ряд солдат, который, впрочем,
не был всюду плотно сомкнут, но на
одном из углов оставался проход.
П ублику не подпускали к самой
цепи - полиция и жандармы (и тех
и других было очень много) посто-
янно ее “осаживали".
В ож идании преступника на
эшафоте расхаживали
2
палача.
..
На всех пунктах шла неизбежная в
этих случаях торговля местами,
скамейками и стульями. Вдруг по-
казались 2 извозчичьи кареты. Обе
они въехали за войсковую цепь
через оставленный проход. Вторая
остановилась раньше, и из нее вы-
шел священник6, из первой вышел
сначала жандарм с саблей наголо,
потом Чернышевский, потом дру-
гой жандарм, тоже с саблей наго-
ло. Свящ енник поднес ему крест
для целования; он поцеловал. За-
тем взяли его палачи и повели на
эшафот. Черны ш евский был без
очков, в бороде (которая отросла
у него в крепости) и, в противность
обыкновению, не в арестантском
платье, как это обыкновенно быва-
ет, а в своем черном, штатском: по-
верх всего было надето пальто и
большие высокие калоши, извест-
ные под именем ботинок. Дождь
лил по-прежнему. Палачи подвели
Гражданская казнь
Чернышевского
на Мытнинской площади.
Рис. Г.
Н. Гиппиус. Н а ч а л о 1900-х гг.
Чернышевского к столбу, он снял
шапку. Палачи, отведя руки назад
и подняв кверху, надели на них
кольца цепей, так что загнутые на-
зад локти остались почти на одном
уровне с головой. В это время раз-
далась громкая команда из публи-
ки: “ Ш апки долой!”.
.. М ежду тем
какой-то аудитор небольшого рос-
та стал читать подробное изложе-
ние дела.
Приговор заключался сообще-
нием, что при следствии подсуди-
мый оказывал упорство, почему и
осужден на 14 лет в каторжные ра-
боты, но государь, принимая в со-
ображение “чистосердечное раска-
яние”, уменьш ил срок наполови-
ну.
.. Всех стоявших тут порядочных
людей поразила пустота и бездо-
казательность обвинений. Все знав-
шие ход следствия никак не пред-
полагали, чтобы на такого рода дан-
ных можно было основать какое-
либо обвинение, а потому ждали,
что будут сочинены доказатель-
ства более сильные.
Обвинение в распространении
вредных мыслей в цензурованных
статьях! Да разве по каким бы то
ни было законам в мире может че-
ловек подвергаться преследованию
правительственной власти за те
сочинения, которые одобрены тем
же правительством! Из всего это-
го ясно только одно, что правитель-
ству нужно было упрячь Черны -
шевского, как такого человека, ко-
торый с замечательной энергией и
талантом развивал в русской прес-
се мысли, вынуждавшие у него ре-
формы, которые шли вразрез с ча-
стными узкими интересами рус-
ской аристократии, во главе кото-
рой стоит аристократия прави-
тельственная, двор. Чернышевский
- мученик за стремление к дости-
жению общественного блага. И мы
должны с любовью чтить эту свет-
лую личность, и чтить не бессиль-
ным хныканием, а делом. Вернем-
ся, однако, к наш ему рассказу.
..
Чтение продолжалось с 1/2 часа.
Николай Гаврилович слушал со-
вершенно спокойно, глядел в обе
стороны на публику, и при чтении
некоторы х
мест конф ирмации
улыбался. Когда чтение было окон-
чено, Черны ш евского отвели от
столба к середине эшафота и веле-
ли стать на колени. Эшафот был
усыпан песком, который от не пе-
рестававшего ни на минуту дождя
Центральная клумба с варварски разрушенным памятным знаком
на месте (по легенде) гражданской казни Н. Г. Чернышевского. Фото о
вт.
9
И с т о р и я П с т і’і щ ц и ч .
Л «
2 ( 3 0 ) / 2 0 0 6
предыдущая страница 10 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн следующая страница 12 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст