залась поступающей я одна. К нам
скоро подошли какие-то девушки
в серых платьях с белыми передни-
ками и пелеринками, спросили
наши фамилии и повели нас куда-
то наверх, в большую комнату, где
стояло много шкафов с бельем и
платьями. Там нас одели в казенную
форменную одежду и развели по
классам. Форменная одежда состо-
яла из белья гораздо более плотно-
го, чем я привыкла дома, белых чу-
лок, которых я никогда не носила,
кроме как с белым платьем, прюне-
левых башмаков с двумя боковы-
ми резинками (как горничная, по-
думала я про себя), а не с пуговица-
ми. Платье надели мне толстого зе-
леного материала с короткими ру-
кавами и большим вырезом, в та-
лию и с шнрокоіі юбкой, гораздо
более длинной, чем я носила дома,
сверх платья мне надели белый по-
лотняный передник, закрывавший
весь лиф платья, а спереди - весь
перед и бока юбки, так что зеленый
цвет платья можно было увидеть
лишь сзади и на подоле юбки. На
голые мои руки надели белые тон-
кие рукавчики и пелеринку. Чтобы
не простудиться при ходьбе по бо-
лее холодным коридорам и лестни-
цам, дали зеленый плед, который
мы всегда должны были носить по-
вешенным на руку.
В этот день уроков не было.
Когда меня привели в класс, меня
сначала подозвала классная дама,
спросила меня по-французски имя,
фамилию, где я училась раньше и
показала мне мое место за партой.
После классной дамы меня обсту-
пили девочки, все бойкие, живые,
и тоже стали расспрашивать и рас-
сказывать, но они говорили по-рус-
ски, а классная дама все напомина-
ла, чтобы говорили по-французски.
Это был ф ранцузский день,
когда все в институте обязаны го-
ворить только по-французски, а на
другой день будет немецкий день,
и в каждом классе будет другая
классная дама - немецкая. Потом
нас скоро повели обедать. М ы все
надели платки на платье, вышли из
класса в большой широкий кори-
дор, бесконечной, как мне показа-
лось, длины, построились по парам
и по росту (я оказалась среднего
роста) и пошли куда-то по лестни-
це вниз и пришли в огромный зал,
уставленный длинными накрыты-
ми столами для каждого класса.
с т о р и я у ч е б н ы х з а в е д е н и й
Мария Павловна Бедо
(Лубянская)
По окончании молитвы, про-
слуш анной всеми стоя, все пере-
крестились и по кивку учительни-
цы уселись и принялись за еду.
Обед состоял из трех блюд: супа,
жаркого с гарниром и киселя. Хлеб
стоял нарезанный ломтями на не-
скольких тарелках посреди стола
и по мере поедания заменялся но-
выми порциями. Обед был вкус-
ный и вполне сытный.
После обеда и молитвы началь-
ница встала, и это было сигналом
для всех подниматься с мест. Стар-
ший класс опять пропел молитву.
Все пошли так же попарно обратно
в класс, там одели пальтишки и
вышли на
1/ 2
часа в сад, который
оказался еще лучше, чем показалось
в день приемных экзаменов мне из
окна. В саду мы могли гулять или
сидеть, и не попарно, а как хотелось.
Он был такой большой, что обежать
его одним духом не было возмож-
ности. Дорожки были широкие и
чистые, посыпанные песком. В се-
редине сада стояло каменное зда-
ние. круглое, странного вида. Де-
вочки мне сказали, что это купаль-
ня. Снаружи сад был обнесен ши-
рокой каменной стеной, через ко-
торую ничего не было видно на ули-
це (Дитейный проспект). С проти-
воположной стороны улицы люди
видели нас только с третьего этажа
и выше, и, вероятно, различить
наши лица не было возможности.
После обеда нам раздали учеб-
ные книж ки для предстоящ его
года, тетради, карандаши и другие
ІІг іт ч ш м П е т е р б у р / а .
. V
2 (3 0 ) / 2 0 (1 6
письменны е
принадлеж ности.
Классная дама сидела безвыходно
в классе, и если не делала нам за-
мечаний, то читала газету. М ы
были свободны. В классе стоял ро-
яль. Около него собралась группа,
одна девочка трала, другие слуша-
ли. В 4 часа дня был полдник, а в
7 - ужин, после которого мы по-
шли прямо в дортуар спать.
Э то была больш ая длинная
комната, в которую вход был че-
рез небольшую узкую переднюю. В
передней стояли две кровати по
одну сторону для уборщиц, а вдоль
другой длинной стены были умы-
вальники с горячей и холодной
водой, закрытые большой длинной
ширмой. В дортуаре были все оди-
наковые кровати в два ряда. Кро-
вати отделялись друг от друга ноч-
ными столиками, были раскрыты
уже на ночь. Одеяла были тоже
одинаковые, белые, толстые, шер-
стяные, с красными полосами на
узких концах. Простыни и наво-
лочки были белоснежные, на по-
душках лежали ночные кофточки
и чепцы на голову. Когда мы пере-
шли в спальню, мы подошли каж-
дая к своей кровати, сняли платья,
надели кофточки и чепчики и по-
шли умываться на ночь.
Классная дама во время наше-
го умывания сидела на стуле в про-
ходе, в дверях, и следила за каж-
дой идущей из умывальной, что-
бы у нее было все хорошо вымыто.
Все девочки в чепчиках казались
смешными, непривычными.
Когда все улеглись, классная
дама прошла несколько раз вдоль
дортуара посредине, остановила
некоторых болтавших еще дево-
чек, пожелала спокойной ночи и
ушла к себе. Двери закрылись, но
через стекло вверху двери прони-
кало немного света из передней
комнаты, и в спальне был полусвет,
как дома от лампадки.
Будили нас в 7 часов утра. Ут-
ром надо было умываться до пояса.
Одевшись, мы могли разговари-
вать, или читать, или учиться. По-
стелей своих мы не убирали. В
7 1/2 в спальню вошла другая
классная дама и приветствовала
нас по-немецки.
В 7 ч. 45 мин. раздался звонок.
М ы выстроились опять парами и
пошли по коридору на второй этаж
в зал собрания на утреннюю молит-
ву. Зал, в который мы пришли, был
предыдущая страница 22 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн следующая страница 24 История Петербурга №30 (2006) читать онлайн Домой Выключить/включить текст